11:10 

Ядовитые красные розы. Глава 10.

Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
ссылка: www.fanfiction.net/s/6481329/1/Tainting-the-Ros...
Автор: Child of the Ashes
Разрешение на перевод: Есть.
Перевод: aad02
Бета: Тётушка Тэ.
Пара: Dark Ичиго/Орихиме/Ичиго.
Рейтинг: NC-17
Жанр: Гет, романтика, драма, ангст, юмор.
Размер: Макси.
Статус: в процессе.
Предупреждение: Нецензурная лексика, ОЖП, ОМП, насилие. ООС на всякий случай.
Саммари: Ичиго знал, что порой ему бывало трудно постичь суть некоторых вещей. Он всегда учился на собственном горьком опыте. Но сейчас ему нельзя совершить ошибку. Его Пустой затеял опасную игру, вовлекая в нее и Иноуэ.
От переводчика: Посвящаю этот перевод всем поклонникам Ичи/Хим, и Ловцу за поддержку.
Надеюсь вам понравится.





Едва успев коснуться ногами твердой поверхности, Орихиме была тут же отпущена. Пытаясь устоять на непослушных ногах, она неловко качнулась, когда наткнулась взглядом на манящую пропасть, которая зияла в чернильной темноте. Оглянувшись, девушка поняла, что стоит на самом краю крыши.
«Я в ловушке».
Она прекрасно знала, что это не совпадение.
На этой высоте теплый ночной ветер свободно носился над зданиями. Он взметнул ее волосы вверх и, беспорядочно рассыпав их, застил ей глаза. Здесь, как на лобном месте, она была открыта и уязвима.
Желание обнаружить опасность, как вспышка развеяла мрачный туман в ее голове. Она должна выяснить, где он находится. Она должна видеть, откуда он будет наносить удар.
Она обнаружила его на другом конце крыши. Залитый оранжевым светом от уличных фонарей, он стоял, пристально следя за каждым ее движением. Он был неподвижен, и только ветер, играя полами его шихакушо, подбрасывал их вверх, создавая эффект темной ауры вокруг него. Мелькнувший свет зажег его волосы, превращая их в пламя и, вспыхнув ярким солнцем на лезвии Зангетсу, придал ему более хищный и дьявольский вид.
Несмотря на жаркую ночь, дрожь пробежала по ее позвоночнику. И часть Орихиме, способная рационально мыслить, уже догадывалась, что обычному человеку не под силу быстро покинуть это место. Подняв руку к лицу, Пустой отодвинул маску, которая тут же исчезла в сгустке черно-красной энергии.
Она напряглась, когда увидела его лицо, которое было так похоже на Куросаки-куна. Почти. Даже с такого расстояния она могла видеть его изучающий пронзительный взгляд.
Орихиме стояла тихо, не шевелясь, боясь даже вздохнуть. Она знала, что он был непредсказуем и мог мгновенно отреагировать на малейшую провокацию. Борясь с дикой дрожью во всем теле, девушка сжала кулаки, впиваясь ногтями в ладони. «Как хорошо. Какая приятная боль». Ее разум слегка прояснился и, сильнее стиснув пальцы, она, наконец, смогла подавить отчаянные вопли о неминуемой смерти в своей голове.
«Что дальше...»?
«Он действительно хочет ее убить»? Не похоже. Он не нападал и не угрожал ей. Конечно, это не могло успокоить ее, потому что она знала, как быстро он мог двигаться. Но он продолжал стоять с довольным видом, как бы говоря: "кто его знает, что будет дальше". Он напоминая ей социопата или тигра, который без предупреждения мог откусить тебе голову, чтобы узнать, похож ты по вкусу на цыпленка или нет.
Хотя надо отдать ему должное, ведь он спас ее. Или это был Куросаки-кун? Она не была уверена... Он был так похож на Куросаки-куна, но... он был другим. Его темная реяцу... вот почему она не сразу поняла, кто держал ее в руках.
Она прекратила уговаривать себя, чтобы найти повод избежать сражения. Ей придется драться с ним. Сейчас не время думать об этом. Не сейчас, когда она прямо смотрела в лицо смерти.
Она облизала пересохшие губы.
«Почему он ничего не делает»?
Беспокойство сдавило ее грудь. Казалось, он издевался над ней, заставляя изнывать от страха в ожидании его действий.
Орихиме смотрела в его глаза, но ничего не могла прочитать. Это пугало ее еще больше. Глаза Ичиго были выразительными, в них отражался мир чувств и мыслей; но глаза Пустого были черны как обсидиан, и сияли лишь злобным светом. Они отражали только поверхностные эмоции. Его глаза настолько плотно скрывали мысли, что казались точной копией непроницаемой маски, за которой он прятал лицо.
Порыв ветра снова бросил в ее лицо пряди волос, и она вынуждена была зажмуриться, чтобы те не попали ей в глаза. И когда она вновь открыла их, то почувствовала его близкое присутствие. Девушка задохнулась от неожиданности, и чуть не отпрянула назад, вовремя вспомнив, что стоит на самом краю. Она сильнее сжала пальцы в кулак, и напряженно вытянула руки вдоль тела, чтобы остановить себя от рефлексивного вызова щита. Она отлично понимала, что любое ее движение может оказаться фатальным.
Стоя к ней почти вплотную, он склонил голову на бок и улыбнулся. От его улыбки ужас сковал ее тело, она ни разу не видела, чтобы Ичиго так жутко улыбался.
________________________________________
Пустой стоял на противоположном конце крыши, позволяя ей наблюдать за собой, изучать его более тщательно. Несколько раз лихорадочная дрожь охватывала ее тело, и тогда он мог фактически слышать ее мысли, ее страхи, даже ее тупые бесполезные надежды. И те, он знал, настолько глубоко укоренились в ней, что она ничего не могла с ними сделать.
«Это было восхитительно вкусно...»
Она плотно сжимала ладони, и он скорее ощущал, чем видел, как на них появляется кровь. У него возникло желание разглядеть это поближе, и он удивился собственным мыслям. Он знал, как выглядит кровь. Он видел много крови, много пролитой крови.
Нет, он хотел видеть именно ее кровь, из ран ее плоти, которая так манила его. И так как он поступал по наитию и никогда себе ни в чем не отказывал, долго уговаривать себя не стал.
Когда он возник перед ней, Орихиме отшатнулась, явно не ожидая его приближения. Он с минуту упивался ощущением возросшего ужаса, которое исторгало ее хрупкое тело. Он любовался страхом, который, вспыхнув в ее глазах, обратился в легкое мерцание, прежде чем продолжил, разглядывать ее дальше.
Ее кулачки напряглись снова, и он знал, что будет больше крови. Она продолжала бороться со страхом и, прикусив губу, гордо запрокинула голову. Она изо всех сил старалась скрыть от него весь ужас. Принцесса оправдывала свое имя.
Ветер развевал волосы вокруг ее стройной фигуры, сбрасывая пляшущие пряди на взволнованную грудь. И на секунду он отвлекся, наблюдая за бликами света в локонах ее волос; хоть и знал, что этот порыв принадлежит его второй половине. Он почувствовал, как улыбка коснулась его губ.
Ну, если она собирается и дальше так стоять, предлагая себя в жертву, словно девственница королевских кровей, то он совсем не против поиграть в голодного дракона.
Она вздрогнула, когда он взял ее запястье, но не стала сопротивляться или отнимать руку. «Умница...» Он действительно не хотел калечить ее. Главным образом, это было связано с его гордостью. На самом деле, он всегда хотел спасти ее, только ее, больше никто не вызывал у него этого желания. У него не было никаких мотивов, он защищал ее по собственной прихоти. Неоднократно. От этого он испытывал чувство превосходства. Тот глупец, который лелеет мысль о праве тронуть то, что он когда-то спас, должен умереть, желательно жалкой и мучительной смертью.
И потом, благодаря его особому отношению, она казалась ему невероятно заманчивой.
Он поднес ее руку к лицу ладонью вверх, и почувствовал легкое удовлетворение, когда она сама раскрыла ладонь и уставилась на него шальным неуверенным взглядом. Пустой вознаградил ее злой усмешкой, обнажая ряд белых зубов.
В ее ладони было очень мало крови, просто несколько капель: в ранках и на пальцах. Хотя этого было достаточно, чтобы он зачарованно упивался ярким контрастом темно-красной крови на белоснежной плоти. Он обдумывал идею о продлении удовольствия, когда почувствовал новый импульс.
Пристально всматриваясь в ее глаза, он притянул ее руку к лицу и, взяв один палец в рот, стал высасывать с него кровь, борясь с желанием откусить его. Глубокое довольное рычание вырвалось из его груди, когда он попробовал ее на вкус. И сглотнув, он вновь посмотрел сквозь длинную рыжую челку в ее глаза, изучая реакцию.
Ее взгляд был туманным, и она была в замешательстве. Он не торопился понять их, когда перешел к следующему пальцу. Девушка была шокирована и определенно чувствовала дискомфорт. Но не от его действий, она понимала, что он был непредсказуемым монстром. Ее беспокоил отклик собственных чувств.
Он это видел там, в глубине ее глаз, как за другими искривленными и замысловатыми эмоциями блеснула искра желания. Он не внушал ей ни любви, ни нежности, вообще никаких чувств, связанных с влечением, но все же она хотела.
Она была молода и невинна. Он бы сказал, что его принцесса была непорочна.
В ее теле бушевали вихри гормонов. Он знал, что она даже не догадывалась об этом, и его это здорово заводило.
Когда Пустой освободил ее последний палец, она немного расслабилась, пока его голова вновь не склонилась к ее ладони. Тогда она попыталась убрать руку, очень медленно, думая, что он не заметит. Ему хотелось смеяться. Вместо этого он низко зарычал, предупреждая ее об опасности, и его реяцу угрожающе вспыхнула.
Опустив голову обратно к ее ладони, он слизал последние следы крови, намеренно задерживая язык дольше необходимого, и отпустил ее. Дрожь в ее руке не унималась, и он не переставал упиваться моментом.
Его добыча могла быть повержена, унижена или покалечена бессчетное количество раз; и все они дрожали, сжимаясь от страха. Но видеть пробуждение желания и продолжать играть с чувствами жертвы, пока она полностью не окажется в твоей власти, приносило ему особое наслаждение.
Он улыбнулся, понимая, что она о чем-то задумалась, и стал ждать. Сгибая шею под неестественным углом, он наслаждался тупой болью, тираня свое тело.
- Что...? - Орихиме остановилась и, нервно сглотнув, попробовала еще раз. - Что ты хочешь со мной сделать?
Он ответил моментально, потому, как догадывался, что она спросит нечто подобное.
- Это грубо с твоей стороны, Химе-чан. Разве ты не должна сначала поблагодарить меня за то, что я спас тебе жизнь?
Он постарался, чтобы его голос звучал томно и сладко, на фоне его зловещей улыбки. Девушка вздрогнула и опустила глаза вниз. Он видел, как разглядывая свои ноги, она в замешательстве морщила лоб, пытаясь выбрать между этикетом и здравым смыслом. Но его не интересовал ее ответ. В конце концов, он сделал это по собственной воле.
- Твой брат был бы разочарован.
Она резко вскинула голову, и в ее глазах вспыхнул гнев. Легкая дрожь волнения пробежала по его позвоночнику. Обычно, она долго не злилась, а чаще не злилась вообще. Было трудно довести ее до негодования. Он мысленно поздравил сам себя. «Было бы очень забавно понаблюдать, как она будет сопротивляться».
Хотя, казалось, она поняла, что он просто издевался над ней и, отведя взгляд в сторону, заставила его раздраженно прищуриться. Ему не понравилось, что она так откровенно проигнорировала его. Возможно, ему следует отстраниться, пока у него не возникло желание разбить это красивое лицо.
Но Иноуэ продолжала.
- Почему ты делаешь это? Спасаешь меня. И тогда... это же был ты? На куполе...?
Она затихла, пытаясь унять хаос в голове, который беспокоил ее с момента его появления и, тряхнув головой, посмотрела в темные глаза.
- Почему? – повторил он ее вопрос и фыркнул. - Тебе что-то не нравится?
Развернувшись к выступу крыши, он склонил голову набок и стал наблюдать за ней краем глаз.
Она нахмурилась, сморщив носик, и он отметил про себя, что его королю в тайне нравится эта привычка. Но девушка так и не ответила на его вопрос. Он не любил долго ждать, и поэтому решил ускорить процесс. Протянув руку в ее сторону, он мягко столкнул ее вниз, но в последний момент поймал за запястье.
Орихиме закричала, прежде чем поняла, что ее полет навстречу к смерти остановился; но допустила страшную ошибку, посмотрев вниз. Забыв обо всем на свете, она задохнулась от ужаса и стала отчаянно хвататься за него другой рукой. Он улыбнулся. «Она могла быть очень забавной».
- Ты чего-то хочешь, Химе-чан?
- В-вытащи меня. - Она снова посмотрела в черную бездну и зажмурилась.
- А волшебное слово? - Он смотрел на нее серьезно, рассчитывая на верный ответ. В конце концов, его принцесса должна ценить его внимание.
- Ах... Волшебное... Пожалуйста...? Пожалуйста!
Он поднял ее назад и тут же отпустил, не заботясь о ее самочувствии. Но она не ушла. Ее ноги ужасно дрожали, и чтобы не упасть, Иноуэ схватилась за первое, что было у нее под рукой – его шихакушо. Ошеломленно моргнув несколько раз, она поняла, что позволила себе держаться за него.
Так и не решив, что встревожит ее больше, смех или рычание, он выбрал невыносимо жестокую ухмылку. Казалось, это подействовало, потому что она снова взволнованно захлопала глазами. Как почти тут же, резко выдохнув, она раздраженно нахмурилась.
Он вздрогнул, вновь ощутив странную дрожь. Его взгляд машинально опустился на ее распухшие от укусов губы, и неожиданно ему захотелось узнать, какие они на вкус. Он критично посмотрел на эту идею и попытался разобраться, его ли она на самом деле.
Пустые никого не целовали. Они не занимались любовью или трахались, или как там называлось это у людей. Они этого не делали. Пустыми двигали только низменные инстинкты. И самым главным был голод. Все остальное прилагалось для достижения этой цели.
И все же ему очень хотелось.
Безумно.
Он наклонил голову в тихом размышлении, но не нашел ответа. «Тщ. Плевать...» Он всегда делал то, что, черт возьми, хотел, кроме того... его принцесса была особенной. Вряд ли она сломается от немного грубого обращения.
Но ему потребовалось еще время, чтобы попытаться понять, что в ней так сильно влекло его. Сначала он думал, что это желание короля. Ему лучше всех было известно о пристрастиях своей второй половины, и он боялся, что его невольно вовлекло в чувства другого. Его светлая часть души все еще имела внушительную власть и могла навязать свои желания. Поэтому он продолжал сопротивляться из принципа.
Но он ждал, наблюдая за ней, и, наконец, его осенило… Он смог определить, что так сильно волновало его.
Это была чистота.
Ее сердце было чистым и таким же прозрачным как свет, вода или воздух. Все то, без чего люди не могут существовать, но редко беспокоят себя мыслями об этом. Ее сердце подвергалось жестоким испытаниям, но после всех кошмаров оно по-прежнему оставалось кристально невинным. Для такого существа, как он она была деликатесом.
Он знал, как лишать жизни своих врагов, ничтожных и храбрых; не имело значения, могущественный ты или слабый, в итоге все они выглядели одинаково, лежа на земле, смешанной кровью с дерьмом. Но его принцесса была особенной. Ее нельзя лишить жизни, она сама готова была расстаться с ней, не требуя ничего взамен, и это было ее властью. Не той властью, что достается болью. Ее власть возникла из страдания и огромного желания закончить эти страдания любой ценой. Ведь именно в этом и состояла сущность пустых, как и синигами. Обрести силу было легко. Сила появилась из небьющегося сердца. Он мог растерзать ее тело, но ее дух был неприкосновенен.
Он медленно облизал губы.
Эту истину знало его отсталое Альтер эго, пусть даже на подсознательном уровне. Тот другой тоже догадывался. Кватра эспада, эта глупая крылатая тварь, который перед смертью признался ей в этом. И Айзен понял эту истину. Он даже испытал ее, когда заметил ее особенность. Но не все разглядел, так как ее мощь была еле видима, но ужасающа. Ее власть была сродни власти Бога, способная созидать и уничтожать, принимать или отклонять. Его принцесса была исключительной. И только он может оценить ее по достоинству.
Но, безусловно, он был бы проклят, если бы начал вслух извергать это поэтическое дерьмо.
________________________________________
Прижимаясь к нему, Орихиме отчаянно пыталась превозмочь головокружение. Она понимала, что он не просто так небрежно сбросил ее с крыши. Он хотел отомстить ей за то, что она не отблагодарила его должным образом. Все это было как-то... по-детски. И теперь у него хватало наглости издеваться над ней, удивляясь ее человеческой слабости стоять на обеих ногах. Конечно, с его способностью передвигаться по воздуху, ему трудно было понять ее. «Глупый Пустой».
«И почему ее ладони так сильно болят
Посмотрев вниз, она увидела, что ее пальцы до сих пор сжимают его одежду. Она отдернула руки назад и быстро спрятала их за спиной. «Ненормальные руки, о чем вы думаете? Он же мог запросто откусить вас». Правда, не похоже, что он хотел этого. Подняв глаза, она застала его за пристальным изучением ее губ, которые она продолжала покусывать. И, казалось, его даже не смущал ее озадаченный взгляд.
Протянув руку к ее лицу, он обхватил пальцами подбородок и привлек ее ближе к себе. Она оторопело сглотнула, чувствуя трепетное тепло в глубине живота.
«Что...? Он же не собирается...»
Пустой с холодной целенаправленностью склонялся к ней, будто пытался поставить эксперимент. Внутри нее что-то перевернулось, и ее кожа покрылась мурашками, но она не знала, как остановить его. Видя его решительность, она уже понимала, что любое сопротивление, было бесполезно. Новая волна невольной дрожи окатила ее с ног до головы, когда он приблизил лицо почти вплотную.
Он поймал ее нижнюю губу зубами, и почти болезненные электрические разряды пронзили ее, и стремительно помчались через ее тело в теплое место живота. И когда он стал сосать ее нежные губы, яркие искры вспыхнули перед ее потемневшим взором; и резко вдохнув, она взмахнула ресницами, не в силах вспомнить, когда успела закрыть глаза.
Орихиме отпрянула от него, сделав шаг в единственно свободное место на крыше.
Она должна уйти. У Орихиме не было опыта в подобных отношениях, однако она понимала, что эти чувства были опасны. Но ей некуда было идти, разве что спрыгнуть с крыши... И, если он опять попробует приблизиться к ней, ей придется серьезно задуматься над этим.
Иноуэ смотрела на него широко распахнутыми глазами.
Какое-то время он выглядел изумленно, словно не понимал, что происходит. А затем он нахмурился, на мгновение став похожим на Ичиго. В тот момент слезы обожгли ей глаза. Его обеспокоенность поцелуем была так очевидна. Он молчал, застыв на месте, и продолжал хмуриться, глядя мимо нее невидящим взором.
Похоже на него обрушился такой поток неожиданных чувств, что он не успевал разобраться с ними. Ведь он был Пустым. Ему был известен лишь один род неожиданности: атаковать, убивать, преследовать. Поэтому не удивительно, что он растерялся.
Очередной порыв ветра всколыхнул его волосы, и длинная рыжая челка упала на его глаза, скрывая их. Ей с трудом удалось унять внезапное желание убрать непослушные пряди с его лица и взглянуть на него.
Его состояние тревожило ее, и ей хотелось хоть как-то успокоить его. Пусть он и напугал ее немного... Ну, на самом деле не немного, но бывало хуже, и она смогла простить всех.
И когда она склонила голову набок, надеясь разглядеть его глаза, он неожиданно показался ей ужасно уязвимым.
Орихиме даже не поняла, когда стала произносить свои мысли вслух, пока он вдруг резко не вскинул голову, позволяя ей рассмотреть уродливую и безжалостную искру, вспыхнувшую в глубине его глаз. Тогда он внезапно исчез, напоследок оградив ее от бурного порыва ветра, который стремился ей прямо в лицо. Она что-то пролепетала, и отшатнулась назад, когда поняла, что сзади была только пропасть. Быстро нагнувшись вперед, она успела отступить от опасного края крыши и своей неминуемой смерти.
Невыносимая слабость внезапно охватила ее и, задрожав, она обессилено опустилась на пол, совсем не чувствуя ног. Мысли путались в ее голове, и девушка поняла, что еще не скоро сможет разобраться и принять все, что случилось сегодня с ней. Она посмотрела по сторонам, думая, что он мог быть где-то поблизости, но крыша была пуста, и ни одного из Куросаки-куна там не было.
Она медленно переиграла в памяти недавние события. «Неужели он так расстроился из-за того, что она хотела помочь ему? Похоже, что так».
Она нахмурилась. «И что он хотел ей доказать
Он использовал на ней все гадкие и подлые приемы, откровенно наслаждаясь ее страхом и беспомощностью. Он похитил ее, оскорбил память ее брата, слизал ее кровь (об этом она даже не хочет вспоминать), сбросил ее с крыши…, и в конце поцеловал.
Во всем этом не было никакого смысла.
И тогда, когда она попыталась его успокоить, поставив под сомнение его ужасный образ, он вдруг разозлился и бросил ее.
«... Где она сейчас
Девушка даже не знала, как выбраться отсюда. Сморщив носик, она пожалела, что не может закричать, потопать ногами или закатить истерику. Она была истощена, но ей очень хотелось выплеснуть эмоции.
Он ее жутко напугал.
Она даже боялась подумать о том, что он сделает с ней при следующей встрече. Его взгляд перед исчезновением не оставлял сомнений в его намерениях. До сих пор единственное, что можно ожидать от него, это полная непредсказуемость.
«Отличный персонаж...»
«И как ей теперь выбраться с крыши?»
На этот раз, она все-таки позволила себе раздраженно топнуть ногой, прикидывая в уме, как в следующий раз выскажет ему все о его идиотской выходке бросить ее здесь. Около получаса она блуждала по крыше, пока не наткнулась на пожарную лестницу и спустилась на землю. Но раздражение так и не оставило ее.
«Он нечестно играл».
Разглядев в стороне указатель, Орихиме облегченно вздохнула, и внезапно ее посетило неприятное ощущение потери чего-то важного. Но после тщетного размышления, она отправилась домой. Ей потребовалось еще полчаса, чтобы благополучно добраться до квартиры. Хоть она и сомневалась, что там будет в безопасности... Вспоминая неадекватность Пустого Ичиго, от него можно было ожидать чего угодно. Она нахмурилась, обдумывая как вариант, немедленную дорогу в магазин Урахары. Но Ичиго всегда скрывал проблемы, связанные с Пустым, и не хотел, чтобы кто-то знал об этом. Она мысленно потянулась, пытаясь определить расположение темной энергии, и была поражена, обнаружив его близко. Очень близко.
Озираясь по сторонам, девушка даже удивилась, что не видит его. Наморщив нос, она продолжила идти дальше, надеясь точнее определить его позицию. Он двигался следом за ней. И она поняла, что он находится где-то сверху. «Он следит за ней
Его реяцу было слабое, как будто он специально подавлял ее, чтобы скрыть присутствие.
А вдруг кто-то заметил их? Она забеспокоилась, даже не представляя, как рассказать кому-то о том, что с ней произошло. Она не хотела предавать доверие Ичиго, зная наверняка, что он хотел бы оставить все в тайне. Тем более, она скорее сгорит от стыда, прежде чем скажет хоть слово о неожиданном поцелуе Пустого.
Ее лицо моментально вспыхнуло.
Отодвинув эту мысль подальше, Орихиме попыталась сосредоточиться на сиюминутных проблемах.
Хотя она понимала, что не сможет забыть о нем, если продолжит чувствовать его присутствие. Ей так и не удалось выяснить его расположение. Но он оставался позади до тех пор, пока она не зашла в квартиру и не закрыла за собой дверь.
Оказавшись внутри, Иноуэ позволила себе расслабленно выдохнуть. Ее живот требовательно заурчал, напоминая, что она ничего не ела с обеда. Она уже успела откусить кусочек онигири, когда неожиданно поняла, что именно ее тревожило все это время. Рисовый шарик выпал из ее ослабевших пальцев и покатился по полу.
«Юри-чан».
Она убежала после того, как схватили Орихиме. Она даже не догадывалась, где может находиться девочка и была ли она в безопасности. А, что, если красивый мужчина поймал ее? Она ничего не знала. Орихиме начала задумчиво мерить комнату шагами. Ей нужен был Куросаки-кун, но...
Расстроившись, она машинально поймала пальцами прядь волос и начала нервно теребить ее. «Ну, почему она не может все решить сама? Разве она не обещала себе стать сильнее и преодолевать трудности самостоятельно?»
Она остановилась. Это все не имело значения. Она понимала, что была неважным бойцом, но это также не имело значения. Сейчас не время ссылаться на слабости, когда на кону стояла жизнь девочки.
Открыв шкаф, она достала куртку и кроссовки. Орихиме отправится на поиски одна. У Куросаки-куна было полно своих проблем, и на сей раз ей придется действовать в одиночку. Закрыв за собой дверь, она стремительно сбежала по лестнице, отправляясь обратно в ночь.

@темы: фанфики и зарисовки, Ядовитые красные розы.

Комментарии
2013-04-15 в 18:00 

Lileia
Да пребудет с вами Сила!
О, новая главка! :)

Желание обнаружить местоположение опасности, как вспышка развеяла мрачный туман
жеаление обнаружить, где притаилась опасность. А то, блин, коряво как-то.

Она знала, что он был нестабилен и мог мгновенно отреагировать на малейшую провокацию
М-ммм... замени "нестабилен" на что-нибудь более нормальное? Не знаю, "непредсказуем", например.

Он источал волны ленивого ужаса
Чойта?? :alles: Ты себе как это представляешь? :)

Стоя к ней почти вплотную, он наклонил голову на бок
Склонил. У тебя чуть ниже было правильно написано.

сквозь длинную оранжевую челку
Рыжую! рыжую!! :lol:

Ее взгляд был туманным, а эмоции беспорядочны
Беспоряочными связи бывают, а не эмоции :gigi: Что там в оригинале было?

Она нахмурилась, обдумывая как вариант, немедленную дорогу в Шоутен
Магазин Урахары - вполне общепринятый термин в фандоме.

Его реяцу было слабым, как будто он специально подавлял его
Реяцу - она, т.е. "была слабОЙ, он подавлял ЕЁ". Тоже общепринятое в фандоме.

2013-04-15 в 18:27 

Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
Lileia,
О, спасибки! :) Пойду исправлять! :) :kiss:

2013-04-15 в 18:48 

Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
Lileia,
Ок, вроде все исправила, но вот с эмоциями... У нее "эмоции в суматохе/беспорядке", "эмоции перепутаны" пойдет? Чот меня это прямо загнало в тупик. :hmm:

2013-04-16 в 09:32 

Lileia
Да пребудет с вами Сила!
eубери вообще - "она была в замешательстве", самое то.

2013-04-16 в 11:14 

Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
Lileia,
Хорошо! :)

     

Джеткейп и Вега Хайвелл

главная