Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
ссылка: www.fanfiction.net/s/6481329/1/Tainting-the-Ros...
Автор: Child of the Ashes
Разрешение на перевод: Есть.
Перевод: aad02
Бета: Тётушка Тэ до 10-й главы. Ловец.
Пара: Dark Ичиго/Орихиме/Ичиго.
Рейтинг: NC-17
Жанр: Гет, романтика, драма, ангст, юмор.
Размер: Макси.
Статус: в процессе.
Предупреждение: Нецензурная лексика, ОЖП, ОМП, насилие. ООС на всякий случай.
Саммари: Ичиго знал, что порой ему бывало трудно постичь суть некоторых вещей. Он всегда учился на собственном горьком опыте. Но сейчас ему нельзя совершить ошибку. Его Пустой затеял опасную игру, вовлекая в нее и Иноуэ.
От переводчика: Посвящаю этот перевод всем поклонникам Ичи/Хим, и Ловцу за поддержку.
Надеюсь вам понравится.






На этот раз Орихиме не обращала внимания на вежливые и слегка удивленные приветствия одноклассников, когда выбегала из дверей своего класса. Пластиковые таблички с номерами кабинетов медленно сменяли друг друга в такт ее бега по коридору.

У нее почти не осталось сил. Она всю ночь не спала, потому что только под утро вернулась домой. И пока она раздумывала над тем, чтобы пропустить сегодня школу и поискать Юри в другом месте, ей внезапно пришла в голову мысль, что девочка, возможно, придет на занятия.

Это было маловероятно, но других вариантов у неё не было.

Этой ночью она так и не смогла найти Юри, хотя где-то глубоко в душе подозревала, что так оно и будет. Ведь она даже не знала, куда пойти, и только сейчас поняла, какой глупой и опасной была эта затея. Но это все, что она могла сделать. Она не могла бросить маленькую беспомощную девочку одну, хотя иногда ей казалось, что эта маленькая девочка могла справиться со всеми проблемами намного лучше самой Орихиме... Тем не менее, для неё это был вопрос принципа.

Она врезалась в толпу младшеклассников, многие из которых начали торопливо доставать телефоны, чтобы заснять запыхавшуюся Орихиме. Она даже не остановилась, когда чуть не сбила с ног ученика, который застыл прямо у нее пути и, услышав звук падающих учебников за спиной, бросила лишь короткое извинение.

Когда перед глазами возникла табличка с номером класса 2-6, она резко затормозила, скрипнув подошвами ботинок, и, прислонившись рукой к стене, попыталась отдышаться.

Она еще раз глубоко вздохнула и осторожно заглянула в класс. Ее глаза шокировано распахнулись. Она моргнула, не веря своим глазам, думая, что это лишь плод ее воображения. Иноуэ так ужасно хотела видеть Юри живой и здоровой, что даже представить себе не могла, что все будет так... просто. В тот момент она поняла, что все ее труды оказались напрасны: ей не стоило обманывать учителя Юри, и красть журнал ее класса.
И все же…
С яркой улыбкой на губах Юри Кумихо стояла среди своих одноклассниц, которые были почти в два раза выше ее, и весело о чем-то щебетала, оживляя свой рассказ бурной жестикуляцией.

Орихиме ничего не понимала.

Девочка была не только жива и здорова, но еще и в прекрасном настроении. Разве так выглядят жертвы нападения? Разве она не должна вести себя более тихо и замкнуто?

Юри должна выглядеть, как... ну, как выглядела сейчас Орихиме.

Она мрачно осмотрела свою школьную форму, на которой даже пуговицы были застегнуты неправильно. Она расстроено вздохнула и вновь подняла взгляд на группу весело смеющихся девушек.

Может она что-то пропустила? И все это шутка? Юри-чан рассказывает всем о произошедшем, и они смеются над... ней?

Она поспешно отстранилась от двери, пока девочки не успели заметить ее. Возможно, что Орихиме не помнила всех подробностей вчерашнего вечера, но не могла же она настолько ошибиться? К тому же Юри бы никогда не поступила с ней так жестоко, да?

Глубоко задумавшись, она плотно сжала губы, и устало поплелась в противоположный конец школы, где был ее класс. Ее тело ныло от утомления, мысли путались. Она не в силах была даже сосредоточиться. Ее слабые попытки обдумать все по новой сводились к нулю, ноги ныли и болели от долгой ходьбы, и теперь ей казалось все это бессмысленным...

Вчера она провожала Юри домой, на них напали, девочка убежала, и Орихиме была спасена Ичиго... или, скорее, Пустым Ичиго... или ими обоими, она не была уверена... потом они оказались на крыше. И потом он…

Орихиме не стала продолжать мысль, решив обдумать все после хорошего, здорового сна.

Вздохнув, она открыла дверь и вошла в класс.

Очи-сенсей уже начала урок, и, стандартно пожурив Орихиме за опоздание, разрешила ей пройти на свое место. Когда она тяжело опустилась на стул, усталость обрушилась на нее всем своим весом. У нее едва оставались силы на то, чтобы держать глаза открытыми, не то, что вслушиваться в объяснения преподавателя.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Ичиго нетерпеливо постукивал пальцем по подоконнику, внимательно оглядывая школьный двор, чтобы отыскать темно-рыжую девичью макушку. После тщетного осмотра, он, наверно, в сотый раз за это утро обернулся ко входу в класс.

Сегодня он проснулся с мучительной головной болью и странным ощущением беспокойства, которому не мог найти объяснения. Он ощущал, что что-то было не так, но никак не мог понять, в чем дело. Это было ровно до тех пор, пока отец не вломился в комнату с градом нелепых приемов и обвинений. Беспорядочно размахивая перед ним руками и ногами в "стиле пьяного козла" (как любовно окрестила его Карин), он громко ругался о попранных домашних устоях и наказании за нарушение комендантского часа.

Вот тут-то у него и ёкнуло сердце. Он вспомнил Иноуэ, вспомнил сумасшедший смех Пустого, эхом разнесшийся в голове. А дальше лишь краткие вспышки-фрагменты того, как она подходит к нему, а он наблюдает за этим сквозь пальцы, закрыв руками лицо.

Он пулей выбежав из дома, оставив удивленного отца посередине нудной тирады. Всю дорогу до дома Орихиме он проклинал свою неосмотрительность. Он же знал, что его Пустой что-то задумал. Он должен был предупредить ее об опасности.

Он представил ее невинное лицо с доверчивым взглядом, которым она всегда смотрела на него, и предчувствие страшной потери на миг сковало разум. "Как он мог допустить это...?" Это же Иноуэ. Он дал слово защищать ее! И не важно, как давно и по какой причине он дал это обещание.

Он обещал...

Он остановился возле ее квартиры и собирался взлететь по лестнице, когда понял...

Дома её не было.

На мгновение он запаниковал, но потом вспомнил, что Иноуэ всегда рано уходит в школу. Сосредоточившись на её рейацу, он почувствовал слабую пульсацию, исходящую как раз оттуда. Он развернулся и решительно отправился в школу. Все, чего он хотел в тот момент - увидеть ее живой и невредимой. Ему было страшно даже представить, что его Пустой мог ей сделать, в любом случае, тот точно пожалеет об этом.

Как ни странно, но ощущение её нежной реяцу немного успокоило его, и он старался не упускать это из виду, пока бежал знакомой дорогой к школе.

Уже через несколько минут он был на месте и, окинув быстрым взглядом одноклассников, отметил, что Орихиме тут не было. Он замер, разрываясь между желанием броситься на её поиски и дождаться её прихода в класс. Подумав с секунду, он все же решил остаться, но если в ближайшее время она не придет, то он её из-под земли достанет.

Подойдя к своей парте, он резко бросил сумку на стул и пригвоздил бегущего на встречу Кейго одним-единственным взглядом.

В класс зашла Очи-сенсей.

Ичиго уже собрался отпроситься из класса, когда в дверях появилась Орихиме. Он посмотрел на нее, но долгожданного облегчения так и не почувствовал. Чем дольше он разглядывал ее, тем сильнее сдвигались его брови.

Её лицо было красно, а волосы спутаны, и когда она повернулась, чтобы сесть, он заметил темные круги под глазами. Весь ее внешний облик кричал о её состоянии; плечи были опущены столь низко, словно на них лежал тяжкий груз. Выглядела она совершенно разбито.

Он мысленно прикинул, насколько сложно будет выманить её из класса, не делая из этого сцену.

Исида обернулся на неё через плечо, и Ичиго заметил его обеспокоенное выражение. И когда через секунду он поймал на себе его вопросительный взгляд, то понял, что квинси его в чем-то подозревает.

Ичиго отвел глаза и сжал в кулаке ткань своих брюк, чтобы справиться с беспокойством и раздражением.

Как бы сильно ему не хотелось остаться с ней наедине, он понимал, что Исида не позволит им спокойно пообщаться. А он не испытывал желание впутывать в их разговор кого-то еще. Он решил подождать до большой перемены. По крайней мере, сейчас она была в безопасности, и, вроде, без единой царапины. Но когда он вспомнил, что она могла залечить свои раны, ему стало еще хуже.

«Проклятье... Как он допустил это»?

Он хотел расспросить Пустого, этого сукиного сына, о случившемся. Он знал, что тот был рядом, потому что отчетливо слышал его ироничный смех в голове.

«Ублюдок! Что ты сделал Иноуэ»?

Он скрипнул зубами, услышав очередной едкий смешок, но ответа так и не дождался.

«Черт тебя дери!... Это не смешно»!

Исида громко кашлянул, чтобы привлечь его внимание, и Ичиго почувствовал на себе взволнованный взгляд Чада. Он мгновенно понял, что его реяцу возросла и почти вышла из-под контроля. Он быстро взял себя в руки и отвернулся к окну.

Мягкое, сонное сопение Иноуэ заполнило класс, но даже учительница сжалилась над ней и не стала будить.

Он сосредоточенно хмурился, пытаясь вспомнить хоть что-то о прошлой ночи. Ему лишь надо было знать, с чего начать разговор и как вести себя с ней, но все, что он видел, были краткие, бессмысленные фрагменты.

Теперь он был просто уверен в том, что Пустой подставил его. Он понял это не сразу, потому что тот весь день сидел тихо. Но теперь было ясно как божий день, что он запланировал все с самого начала. Ну, почему, почему он не предупредил Иноуэ об опасности?!

Он растерянно потер лоб рукой, думая над предстоящим разговором.

Уроки медленно тянулись своим чередом. Учительница пыталась пару раз разбудить Орихиме, но та снова обессилено падала на стол и засыпала... Наконец, прозвенел звонок.

Не тратя время на сбор учебников, Ичиго метнулся к Орихиме и ловко выдернул из шумного потока одноклассников. Он вел ее за собой, осторожно взяв за локоть, что со стороны выглядело даже по-джентельменски, если бы не его раздраженно-нахмуренное лицо.

Он слегка подталкивал её вперед, чтобы Исида не успел увязаться за ними. Орихиме покорно следовала за ним по коридорам, а оттуда на футбольное поле, не проронив ни слова, чему он был несказанно рад, потому что сам не знал, с чего начать. Остановившись позади заграждений и убедившись, что их не было видно, он отпустил её руку.

Иноуэ развернулась к нему лицом, и легкий ветерок заиграл её длинными темно-рыжими волосами, но даже это казалось сейчас немного вялым и безрадостным.

Ичиго беспокойно переступил с ноги на ногу. Теперь, когда они благополучно достигли уединенного места, он опять начал нервничать. Спрятав руки в карманы, он судорожно сжал кулаки, пытаясь подобрать слова, чтобы начать тяжелый разговор.

Она выглядела намного лучше, чем этим утром. То ли краткий сон, то ли спешная прогулка её взбодрила, он не был уверен. Приглядевшись внимательней, он заметил, что она была взволнована почти так же как он. И ему опять стало стыдно, хоть он даже понятия не имел о причине ее волнения.

Он вздохнул:

- Ты как?

- Думаю, неплохо... - Она мельком осмотрела себя. - Помимо внешнего вида.

Он ломал голову, как перейти к главному, когда заметил в ней что-то странное:

- Где твои заколки?

- А? – Она посмотрела на него. - О! – Ее руки взлетели к волосам, чтобы нащупать украшение, и она расстроено поникла. - Мои заколки... не знаю. Может я оставила их дома...

Какое-то время он смотрел на её расстроенное лицо, пока не вспомнил, для чего привел ее сюда.

- Иноуэ... – Чувство вины накатило на него, и он закрыл глаза, потому что понял, что не сможет встретиться с ней взглядом.

- ... Да?

Он шумно выдохнул и, собравшись с духом, все-таки посмотрел на нее.

- Вчера вечером... я... - Он переступил с ногу на ногу. - Я на самом деле не знаю, что произошло вчера...

Он сделал несколько шагов в сторону и, вернувшись на прежнее место, заставил себя вновь посмотреть на нее.

- ... я причинил тебе боль?

Он понимал, что вопрос был несколько странен, но его разум, раздавленный совестью, не смог по-другому сформулировать мысль. Это была его ошибка. Он должен был это предвидеть. Он должен был лучше контролировать себя. Все случилось из-за него, а значит, это он ранил ее.

Она недоуменно заморгала.

- Конечно, нет, ты ничего мне не сделал, - она сказала это так, будто сама мысль об этом была нелепа.

Он напряженно всматривался в её лицо, пытаясь определить, что она действительно говорит правду. И через несколько секунд он облегченно выдохнул, даже не понимая, что все это время не дышал. Он немного отстранился. Напряжение постепенно отпускало его, но он знал, что полностью расслабляться еще рано.
- Ты можешь мне рассказать, что произошло? - он запнулся, слыша, как дрогнул его голос. Он боялся узнать ответ.
Орихиме занервничала. И он понял, что сейчас она тщательно подберет самые мягкие слова и выражения, чтобы описать ему произошедшее. Он ненавидел ту предательскую часть себя, которая была благодарна ей за это.

- Иноуэ-семпай...? – Осторожно раздалось позади них.

Ичиго нахмурился и перевел тяжелый взгляд на младшеклассника, который нерешительно приближался к ним. Ему хватило двух секунд, чтобы понять, что парень с черными волосами не представлял особой угрозы. Но его все равно раздражало то, что тот посмел встрять в их серьезный разговор.

Убедившись, что Иноуэ не могла этого видеть, он пронзил наглеца уничтожающим взглядом.

- Да? - спросила Орихиме, оборачиваясь к нему.

Ичиго раздражала нервозность этого парня. Очевидно, что она просто хотела чем-то помочь ему, но когда парень ответил на её улыбку, Ичиго почувствовал легкий укол недовольства к нему. И неважно, был он моложе или нет.

Иноуэ снова улыбнулась и одобрительно кивнула, всем видом показывая, что готова его выслушать.

Темноволосый неловко потоптался на месте, но потом бросил многозначительный взгляд на Ичиго, давая тем самым понять, что предпочел бы поговорить наедине.

Ичиго сощурился и, скрестив руки на груди, прислонился спиной к стене. Он еще раз убедился, что выражение его лица успело измениться до нейтрального, когда Орихиме оглянулась, спрашивая взглядом его разрешения. Он ничего не сказал, но всем видом дал понять, что не собирается трогаться с места.

Она напряженно рассмеялась и сделала несколько шагов в сторону, чтобы создать видимость тет-а-тет. Остановившись, она терпеливо стала ждать объяснение мальчика.

Ичиго возмущенно сунул руки в карманы. Казалось, что парень не воспринимал его тонкие намеки оставить их одних. Чтоб его.

- Мм, в общем... - парень затих, снова поймав жестокий взгляд поверх плеча Иноуэ; но потом, словно ему назло, собрался с силами и продолжил более уверенно. – Вот. Твои заколки. Ты уронила их сегодня утром. Наверно, они выпали из твоего кармана или сумки...

Он достал пару синих сверкающих заколок и вложил в протянутую ладонь Орихиме.

- Ты нашел их! Боже, я так волновалась! Спасибо! Даже не знаю, что бы я делала без них!
Она ярко улыбнулась, и, заколов ими волосы, продолжила: - Я должна как-то отблагодарить тебя! Скажи еще раз, как тебя зовут...?

На мгновение паренек потерял дар речи, но уже потом ошеломленная счастливая улыбка озарила его лицо.

- Чокичи... мм, Чокичи Кейтаро... Я учусь на год младше тебя.

- Хорошо, Чокичи-кун, тебе нравится дайфуку? - спросила она, сияя.

- Да, это круто... Это та вкусная штука с бобовой пастой? Просто обожаю её.

Ичиго моргнул, чувствуя как ситуация начинает принимать неприятный оборот.

- Тебе нравится красная бобовая паста? - недоверчиво спросил он.

Чокичи бросил на него пораженный взгляд, но, быстро изменившись в лице, приветливо
ответил не ему, а Орихиме:

- Да, и белая бобовая паста тоже... с ней можно есть что угодно.

Ичиго нахмурился еще сильнее. Иноуэ же просто светилась от радости.

- Это судьба! У меня возле дома как раз есть кафе, где её подают. После школы мы можем заглянуть туда, и я с удовольствием угощу тебя любой из них!

- Ха? - Ичиго поспешно закрыл рот, потому как его комментарий нельзя было произносить вслух. Но, казалось, что никто не обратил на него внимания. Он раздраженно заскрипел зубами, одинаково реагируя на пацана и на Пустого, который вопил в его голове, чтобы он сейчас же прибил щенка.

- ... Что, п-правда? - Казалось, что Чокичи не верит своему счастью, но, с другой стороны, Ичиго тоже не мог поверить в это. – Обалдеть! Конечно, я подожду тебя после школы. Спасибо, Иноуэ-семпай.

И он ушел с широкой улыбкой на лице, от которой у Ичиго непроизвольно сжались кулаки.

- Разве это не чудесно, Куросаки-кун? Если бы не он, не знаю, где бы я их искала... – Но когда она повернулась к нему, фраза оборвалась на полуслове. – Что-то не так?

- Ничего! - почти рявкнул он, не успев совладать со своим раздражением, но тут же поспешил смягчить тон. - Ну вот, обед почти закончился..., - он затих, когда внезапный порыв защитить ее во что бы то ни стало, охватил его. Он брякнул: - Может мне сходить с вами, а потом мы смогли бы поговорить с тобой. После того как вы закончите.

Ее глаза настолько ярко засияли, что ему стало как-то неловко. Пытаясь избавиться от неприятного ощущения, он поспешно придумал для себя оправдание, что Татсуки на его месте поступила бы так же. Хотя, кого он обманывает.

Орихиме, энергично кивая, рассыпалась в благодарностях.

- Блестящее решение, Куросаки-кун! Это наверняка устроит всех!

"Конечно, всех..." - подумал он, вспоминая счастливую улыбку мальчика.

Неужели тот пацан серьезно рассчитывал на, своего рода, свидание с Иноуэ? Или он думал, что Ичиго останется в стороне, когда тот побежит хвастаться своим друзьям, как быстро он добился ее расположения?

Скорее я убью его...

- О, Куросаки-кун...? Я забыла. Мне надо сдать учебники. Встретимся после школы. - И она стремительно сбежала по лестнице вниз, запинаясь и путаясь в собственных ногах.

Он рассеянно покачал головой, пытаясь заткнуть рот Пустого силой воли. Но, казалось, это не работало.

«Итак, теперь ты хочешь поговорить, да...? Ублюдок».

Он прекрасно знал, как разобраться с этой проблемой, и в помощниках не нуждался. Очевидно, что уговоры здесь вряд ли помогут. Скорее будет лучше припугнуть парня, возможно, добавив одну из речей его отца об уважении женщин... предварительно отредактировав её, разумеется. А если и этого будет недостаточно, существует масса других действенных способов решить эту проблему.

Внезапно он почувствовал пагубное искушение преподать урок всем тем ублюдкам, что любили тайно наблюдать за ней, пока она, не замечая ничего вокруг, шагала по коридорам. Он криво усмехнулся, но, почувствовав, как та же злобная усмешка отразилась на губах Пустого, посерьезнел.

Привычно нахмурившись, он хлопнул дверью позади себя.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


- Ха, ха... - Орихиме нервно засмеялась, пытаясь нарушить неуклюжую тишину. Снова.

Оказалось, что после пятнадцати минут обсуждений ее заколок и обменом впечатлений о прекрасном вкусе бобовой пасты, она и Чокичи-кун исчерпали все темы для разговора. И Ичиго, у которого всегда было в запасе пара шуток, сейчас вальяжно сидел за столом, словно гигантский валун, подражая его же общительности.

Она подняла палочки и вяло ткнула их в дайфуку, лишь для того, чтобы хоть чем-то занять себя.

С замиранием сердца Орихиме поняла, что ситуация могла быть еще хуже. Например, если бы у кого-то из них случилось расстройство желудка.

«О, Боже, пожалуйста, только не это»...

Она отважно пыталась подавить румянец на щеках. Ей нельзя так низко думать о Куросаки-куне! Это было едва ли не кощунство!

Украдкой она взглянула на него из-под ресниц, и заметила, насколько сильно он был недоволен. Он сидел, откинувшись на спинку стула и, скрестив руки на груди, всем своим видом показывал, как ему все «нравилось», а угрюмое выражение на его лице было почти невозможным.

Она вздохнула. Вообще она считала, что посиделки в кафе всегда должны проходить весело, но сейчас почему то никто не веселился, и от этого ей было неловко.

Просто ей надо о чем-нибудь рассказать. Ее истории всегда вызывали такой невероятный интерес у людей. В конце концов, совсем недавно она повергла всех в изумление, фантазируя об особенностях лазерной зубной щетки. Конечно, она может придумать очень захватывающую тему, которая положит начало живой дискуссии...

«Так, надо придумать что-нибудь интересное»...

Наконец, Орихиме решила остановиться на теме, которой Мизуро как-то поделился с ней и Рукией. Та была настолько очаровательна, что они обсуждали ее еще несколько дней. К тому же, она подойдет сейчас как нельзя кстати.

- А вы знаете, если молчание длится дольше пяти минут, то рождается гей! – радостно донесла она до своих собеседников в надежде, что эта тема произведет фурор.

Ичиго резко выпал из транса.

- Ха...?

Чокичи молча уставился на неё.

Но Орихиме даже не успела насладиться их реакцией, когда ее внимание переключилось на знакомую фигуру за окном.

- Синдзи-кун!

Качнувшись на задних ножках стула, Ичиго рухнул на пол. Он недоуменно лежал, пока не увидел пару замшевых ботинок, которые без сомнения мог носить только один человек. «Ну, может быть два», - нахмурившись, подумал Ичиго, вспомнив про отца.

- О, нет, Куросаки-кун! - Орихиме ринулась ему на помощь.

- Ты как обычно весьма изящен, Куросаки, - произнес Синдзи, растягивая слова.

Ичиго зарычал, смотря с негодованием на светловолосого вайзарда перед ним.

- Да пошел ты, кусок…

- Ну, ну... - прервал он его. - Сквернословие есть признак слабого ума... О, здесь моя прелестная Орихиме-чан. - Он пробежался пальцами вдоль ее спины, когда она проходила мимо него к Ичиго и, положив руку на плечо, уткнулся носом в ее волосы.

Ичиго едва не хватил удар, и это не ускользнуло от внимания Синдзи. Наслаждаясь его беспомощностью, он по-детски показал ему язык, на кончике которого слабо блестел металлический череп.

Ичиго подскочил на ноги, пытаясь добраться до раздражающего козла, чтобы ненароком не задеть Иноуэ, за которой тот бессовестно прятался.

- Ах... Иноуэ-семпай...?

То опускаясь, то вставая на цыпочки, Орихиме с трудом балансировала, не в силах вырваться из кольца мелькающих перед нею плеч.

- Д-да, Чо-кичи-кун? - Она успела немного запыхаться от толкотни вокруг нее.

- Я, мм, в общем, я не знал, что у вас есть парень... - его голос прозвучал подавленно.

- А...? - Она немного неуверенно кивнула, не имея возможности объясниться, и только потом ее посетило смутное подозрение, что он, возможно, неправильно истолковал кое-что важное.

От его реплики два ссорящихся вайзарда замерли на месте, поймав Орихиме в ловушку между своими телами.

- Тогда я, пожалуй, пойду... Спасибо за десерт, - сказал он застенчиво и, быстро поклонившись, исчез за дверью.

Около секунды они в тихом недоумении смотрели на дверь, прежде чем Ичиго раздраженно не озвучил их общую мысль.

- Какого хрена...? Какой-такой парень?

Переведя взгляд на Синдзи, он увидел его довольную, невозможно широкую улыбку.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


- Вот козлина... - злобно проворчал Ичиго.

- Все в порядке, Куросаки-кун. Я не возражаю, если люди так думают, - произнесла она успокаивающе.

Ичиго едва не споткнулся, забыв сделать шаг.

- Синдзи-кун очень хороший, и вряд ли он хотел как-то навредить мне... - она отчаянно пыталась доказать, что ее это не беспокоит, но похоже, безрезультатно. Ичиго всегда стремился защитить ее, но она не хотела, чтобы он переживал из-за такой незначительной проблемы. Люди постоянно сплетничали про нее.

Она посмотрела на него, чтобы оценить реакцию, но его брови сдвинулись еще ближе.

Прикусив губу, она задумалась. «Может она была не слишком убедительна. Ей надо сказать это как-то веселее».

Она попробовала еще раз, не забыв солнечно улыбнуться:

- Это как в прошлом году... помнишь, по школе ходил слух обо мне и Исида-куне? Это было так смешно.

Она опять настороженно взглянула на него. Но как бы она ни старалась, его раздражение только усугублялось. А после последней фразы он странно напрягся, взъерошил волосы рукой, и на его скулах заиграли желваки. Ей пришлось сдаться. Конечно, ей никогда не сравниться с Рукией в этом смысле.

Сложив руки на груди и подперев подбородок пальцем, она пыталась вообразить, что бы в этой ситуации сказала маленькая синигами, но так ничего и не придумала. Вздохнув, она решила, что при первом же удобном случае обязательно спросит у Рукии, что ей следует сказать ему в следующий раз.

Ичиго, наконец, нарушил молчание:

- Не волнуйся... Просто иногда он действует мне на нервы.

Они остановились возле дома Ичиго, и он осмотрел его мрачно. Сейчас он не чувствовал присутствие старика. Однако ему потребовалось всего пять секунд (после того, как он узнал, что является сыном синигами), чтобы понять, что его отец был невероятно способным, а при желании очень скрытной личностью... и идиотом. Так что, кто знает?

Он с минуту сверлил взглядом парадную дверь, пока не вспомнил об Иноуэ. Девушка была явно обескуражена этой заминкой, и неловко мялась рядом.

- Слушай, Иноуэ... не против, если мы заберемся через окно?

Он был удивлен, что, несмотря на ее неуклюжесть, она очень ловко вскарабкалась по стене. Добравшись до подоконника, она изо всех сил старалась подтянуться на руках, пока Ичиго не пришел ей на помощь и не втащил в окно. Неприлично плюхнувшись на кровать, она быстро поправила задравшуюся юбку и ярко улыбнулась ему.

- Ты был прав, Куросаки-кун! Это было забавно! В последнее время мне что-то частенько приходится висеть над землей. – Смущенно хихикнув, она почесала макушку.

Он шикнул на неё, опасливо покосившись на дверь, когда смысл её слов внезапно дошел до него. В его памяти вспыхнул образ ее испуганного лица и невероятно знакомой руки, которая держала ее над темной бездной.

Он дернулся.

«Когда это было?»

- Иноуэ? – Почувствовав ее напряжение, он понял, что она уже догадалась, о чем пойдет речь. Она смотрела мимо него задумчивым взглядом. - Расскажи, что произошло.

Он развернулся к ней. Ему необходимо было видеть ее лицо, чтобы сразу понять, когда она начнет недоговаривать. Сидя изящно на самом краешке его кровати, она словно боялась случайно коснуться чего-то лишнего. Зная Иноуэ, это, наверно, так и было.

Он ждал.

Она начала нервно покусывать губы, пытаясь сформулировать правильный ответ, как неожиданно новая вспышка воспоминаний пронзила его сознание и, почувствовав слабость в коленях, он чуть не рухнул на пол.

Он тяжело опустился вниз, не доверяя своим ногам.

«Почему она не сказала об этом раньше? Тогда, когда он спросил ее о боли? Почему она не сказала ему»?

Все, о чем он сейчас думал, - это насколько убедительно она отрицала все накануне. На мгновение он прикрыл глаза и снова задал ей тот же вопрос:

- Иноуэ... я причинил тебе боль?

Он попробовал заглянуть ей в глаза, но она отворачивалась. И он понял, что это уже не имеет значения. Сейчас она начнет все отрицать, что только подтвердит то, что он увидел. Ичиго замер, когда понял, почему она не хочет говорить. Она хотела избавить его от страданий. Раздраженно скрипнув зубами, он отвел от нее взгляд.

Смех Пустого достиг его ушей.

Внезапно он с такой силой ударил по полу кулаком, что Орихиме от неожиданности подскочила на месте, забывая, что хотела сказать. «Почему Иноуэ? Она так беззащитна... Каким психом надо быть, чтобы получать удовольствие, запугивая кого-то настолько невинного»?

«Ты долбанный ублюдок»!

На этот раз его Пустой сразу отреагировал на вопрос. Он даже не пытался уклониться от ответа. Он наслаждался ощущением колоссальной боли, которую смог причинить своей половине. И он намерен был продлить удовольствие.

Я думаю, что из нас двоих, ты сейчас пугаешь ее гораздо сильнее, партнер.

Закрыв глаза, Ичиго был вынужден согласиться с голосом, который не мог игнорировать.

Неожиданно он почувствовал прохладное давление на сжатом кулаке, и ему потребовалась секунда, чтобы понять, что это не его воображение. Открыв глаза, он увидел, что маленькие ладони Иноуэ были обернуты вокруг его стиснутой руки. Ее движения были мягкими, но настойчивыми, когда она разжимала его ладонь, чтобы распрямить напряженные пальцы. И как только он немного расслабился, она откинулась назад, и присев на пятки, забрала с собой ласковый мир прикосновения.

С ее стороны это был шаг вперед. Иноуэ редко прибегала к физическому контакту, и ее действия были красноречивее любых слов. Но он был в полном оцепенении и не смог ничего сказать ей.

Она терпеливо сидела перед ним, слегка соприкасаясь коленями.

- Прости... Я расскажу тебе все, если хочешь, – мягко предложила она, тщательно взвешивая каждое слово.

Он кивнул, не доверяя своему голосу.

- На самом деле, рассказывать особо нечего... - начала она, и собравшись с духом, глубоко вздохнула. - Он, гм, унес меня на крышу. Мы поговорили... ни о чем особо важном...

- Он хотел сбросить тебя с крыши! Почему? – Его голос казался глухим и далеким. Словно его и не было здесь. Словно он просто смотрел со стороны.

Все время, пока Иноуэ говорила, ее глаза были прикованы к рукам, которыми она нервно перебирала подол юбки. Ее голос звучал тихо и напряженно. Он знал, что был слишком настойчив, но ему необходимо было знать правду.

- Я не думаю, что он мне угрожал... - ответила она.

Он на мгновение замер, вникая в смысл сказанного, и после, моргнув, уставился на нее ошарашенным взглядом. "Зачем она делает это...?" Словно защищает его.

- ... Не угрожал? – Скептично переспросил он, - резче, чем ожидал.

Она запнулась, не зная как ответить.

- Я-я не думаю...

Он прервал её взмахом руки.

- Что насчет.., - он затих, когда перед его мысленным взором возникло яркое изображение того, о чем он на самом деле так жаждал узнать. Страх, вцепившись ледяными когтями в позвоночник, обосновался в нём глубоко. Он не хотел знать ответ, потому что от правды ему станет хуже, но ему надо было спросить.

- Он... я... поцеловал тебя? - Это было ужасно, его голос звучал болезненно и ломко даже для его ушей. Он ненавидел ту боль, с которой произнес этот вопрос.

Она не отвечала, не смотрела на него. Она глядела куда-то в сторону, будто пытаясь сдержать слезы. Ей было стыдно. И это было смешно, потому что плохим парнем был он. Это ему должно быть стыдно. И он чувствовал; стыд, позор, злость и коктейль других эмоций, которые он не мог даже описать.

С отчаянием он всматривался в неё, желая услышать ответ на вопрос, и не желая видеть ее виноватой. Он был уверен, что одного взгляда в ее глаза будет достаточно, чтоб все понять. Но она продолжала прятать их. Он чувствовал, что теряет сейчас что-то важное, что всегда было рядом с ним. Ее доверие, ее забота, ее способность смягчать ситуацию... И это его расстраивало.

Он хотел, чтобы она просто посмотрела на него.

Протянув руку, он требовательно взял ее за локоть, и развернул, заставляя взглянуть на себя. Она мягко сопротивлялась и, потеряв равновесие, вынуждена была опереться на руку, которая упала между его коленями.

Когда ему, наконец, удалось увидеть ее глаза, он был застигнут врасплох их выражением.

В них бушевал океан чувств, которые могли поспорить с его собственными, непролитые слезы ярко сияли в уголках ее глаз. Там было удивление, и крохотная нотка горечи, которая так изумила его, что он растерялся.

Но все это отошло на задний план.

В тот момент он думал лишь о том, что ему не следовало так близко притягивать ее к себе, потому что расстояние между ними сократилось до минимума... достаточно было только склонить голову.

Внезапно он почувствовал такое облегчение, что невольно замер, не понимая, откуда оно возникло. Он посмотрел на ее губы. Ему захотелось отдаться во власть порыва и сделать то, чего он так сильно хотел. А с последствиями можно разобраться потом. Он пытался остановиться, сопротивляясь чувству... но едва.

Когда он снова поднял взгляд к ее глазам, то увидел в них эмоцию, которую не в состоянии был понять. То, что он видел тысячу раз, но никогда не мог объяснить. Сейчас его мозг с тревожной скоростью обрабатывал ее послание, и отправлял сигналы в такие места, о которых он даже не думал. Он больше не мог соображать, не мог отстраниться, он забыл все причины, по которым не должен был этого делать.

Он задрожал, осознав принятое решение.

«... пошло все».

И с бешено бьющимся сердцем, он склонился к ней.

Он чувствовал влияние, которое росло в нем с тех пор, когда его Пустой освободился, и начал бесконтрольно бродить вокруг. Теперь он стал подчиняться Пустому, пусть даже на короткое время. Его Пустой становился сильнее с невероятной скоростью.

От этого он чувствовал себя подавленным и слабым. Он обещал Иноуэ, что защитит ее, но потерпел неудачу. Он предложил ее монстру. Он сам стал монстром.

Но в этот момент он забыл обо всем, чувствуя лишь горящее тепло ее губ против его. Прикосновение было таким интенсивным. Крошечные языки огня зажглись в его груди, распространились по всему телу, поднимая волоски на его шее.

Она дрожала против него и, вздохнув, приоткрыла рот, чувствуя, как он мягко облизал ее нижнюю губу и, проникнув языком немного вглубь, осторожно коснулся кончика ее языка, чтобы поджечь ее страстью.

И когда она ответила на его ласку с отчаянной силой, он почувствовал, как огненная лава скатилась по спине. Он задохнулся, не ожидая настолько острой реакции на такое простое действие. Словно все в нем перевернулось, и не только Пустой, но и весь он подобрался подобно акуле, почуявшей кровь в воде. Его реакция была мгновенной, жестокой, граничащей с насилием. И это вернуло его к реальности.

Ичиго отпрянул от нее, потрясенный тем, что только что сделал.

Посмотрев на свою руку, он с изумлением обнаружил ее в густых прядях темно-рыжих волос. Перед ним, дрогнув ресницами, Орихиме медленно открывала серые глаза полные темной страсти и... чего-то еще, что какая-то часть его так отчаянно хотела исследовать.

И когда он почувствовал, как внутри зашевелился Пустой, отпустил ее и, тяжело поднявшись на ноги, попятился назад.

Она уставилась на него, недоуменно хлопая глазами, и сейчас он мог с легкостью прочитать все эмоции, что были написаны на её лице. Румянец медленно накапливался на ее щеках, прежде чем вспыхнуть ярким огнем. Волнительное упоение исчезло и на его смену пришло разочарование, которое он не хотел видеть, но продолжал наблюдать с чувством болезненного раскаяния.

Она опустила глаза, и он едва мог разглядеть их позади длинной челки, но тем не менее, он все понял по дрожащей нижней губе. Почти целую жизнь назад, когда он был немного младше, он жутко боялся подобного вида. Но так как теперь он был последним засранцем...

- Иноуэ, я думаю, тебе лучше уйти.

Она вздрогнула, сжав юбку руками, но уже через мгновение расслабилась. Медленно поднявшись, она пригладила мятую складку на подоле.

Когда она снова подняла на него глаза, то так ярко улыбнулась, что в его груди что-то сжалось от острой боли. Он сглотнул, даже не зная, сколько еще сможет выдержать, прежде чем просто-напросто рухнет. Она шагнула вперед и, отшатнувшись, он ударился спиной о дверцу шкафа. Пронесшись мимо него, она открыла и закрыла за собой дверь, не проронив ни слова.

Он не знал, сколько времени простоял там. Не помнил, в какой момент он скатился по стенке на пол. Он снова был в оцепенение, но на сей раз, оно было всепоглощающим. Мыслей не было никаких.

Ичиго ударился головой о дверцу. Ему хотелось, чтобы это причинило больше боли. Боже, он был чудовищем.

Они не должны были этого делать... Не сейчас… Когда было слишком опасно. Он не был уверен, что все это не было в планах Пустого. "Он" обманул Иноуэ, и теперь Ичиго поступил также. Вот только у него нет удобного оправдания, что он был злобным сукиным сыном.

Не разжимая зубов, он с шипением втянул воздух в легкие и схватился руками за голову. Жестко сжав волосы в кулаках, он вдавливал края ладоней в глаза до тех пор, пока не увидел яркие пятна.

Он столкнулся с серьезной проблемой. Возможно самой худшей во всей его жизни.

Своим глупым поступком он изменил между ними все. Он открыл дверь в неведомое и переступил через порог, закрыв дверь к тому, что было. Теперь невозможно вернуться назад, и нет никакого способа стереть это.

Он не собирался целовать ее. Он не собирался хотеть ее так... но теперь?

Теперь этому пришел конец.

И не было пути назад.

@темы: фанфики и зарисовки, Ядовитые красные розы.