Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
ссылка: www.fanfiction.net/s/6481329/1/Tainting-the-Ros...
Автор: Child of the Ashes
Разрешение на перевод: Есть.
Перевод: aad02
Бета: Тётушка Тэ до 10-й главы. Ловец до 17-й главы. Мое новое имя (так зовут бету).
Пара: Dark Ичиго/Орихиме/Ичиго.
Рейтинг: NC-17
Жанр: Гет, романтика, драма, ангст, юмор.
Размер: Макси.
Статус: в процессе.
Предупреждение: Нецензурная лексика, ОЖП, ОМП, насилие. ООС на всякий случай.
Саммари: Ичиго знал, что порой ему бывало трудно постичь суть некоторых вещей. Он всегда учился на собственном горьком опыте. Но сейчас ему нельзя совершить ошибку. Его Пустой затеял опасную игру, вовлекая в нее и Иноуэ.
От переводчика: Посвящаю этот перевод всем поклонникам Ичи/Хим, и Ловцу за поддержку.
Надеюсь вам понравится.





От автора перевода: Ура! Наконец-то новая глава готова! Простите за столь длительную задержку, и в качестве извинений я выкидываю сразу две главы.  Наслаждайтесь!
А, и стандартное предупреждение: В этой главе присутствуют сцены сексуального характера. Лицам, не достигшим совершеннолетия и людям, у которых подобные описания вызывают отвращение, - просьба не читать.




Ичиго раздраженно прорычал из-под подушки.

Кто знает, может быть, он, наконец, не выдержал и слетел с катушек.

Навязчивый шепот каких-то голосов, смысл которого он, к счастью, не мог понять, резко смолк, не дожидаясь его повторного предупреждения.
Он сильнее прижал подушку к ушам.

Будто издалека были слышны какие-то жалобы, затем утверждения, пока в итоге все не закончилось возней, по звукам похожей на драку. А когда удивительно знакомый голос загрохотал в его спящем сознании, он непроизвольно прижал подушку к груди, пытаясь спрятаться за ней как за щитом. Вот так он оказался лицом к лицу с ухмыляющимся Зараки Кенпачи.

«Мужики не визжат», - как можно скорее напомнил он себе, подавляя ужас. Но когда он понял, насколько близко находится кровожадный капитан, ему не оставалось ничего другого, как отреагировать на него.

- Блядь, вы наверно издеваетесь надо мной...

Гостиная была заполнена людьми, которых он никак не ожидал здесь увидеть. Он отшвырнул подушку, откинувшись на другой конец дивана. Вот теперь он смог разглядеть любопытные лица Ячиру и Иккаку, которые выглядывали из-за широких плеч Зараки.

- Может, вы дадите ему немного отдышаться, Кенпачи-сан, - откуда-то сбоку раздался голос Уноханы.

Ичиго моргнул и, повернувшись в сторону спокойного голоса, увидел женщину на пороге их дома. Ее тонкая рука изящно придерживала входную дверь, запуская внутрь Нему с какими-то сумками в руках. Она поставила их около дивана, где сидели Тоширо с Рангику, и тут он понял, откуда доносился тот досаждающий шепот. Не замечая ничего вокруг, те продолжали спорить. Позади них в величественной позе застыл Бьякуя, следя за Ичиго отвлеченным взглядом. Последней в дом вошла Рукия с таким же с огромным количеством сумок в руках.

Разум Ичиго метался от раздражения к замешательству, пока в итоге не остановился на беспокойстве. Ичиго наконец-то обрел дар речи.

- Что вы здесь делаете?

Сосредоточенно сортируя сумки в аккуратный ряд, Рукия сделала вид, что не слышит его
.
Ичиго невольно напрягся, готовясь дать отпор. «Неужели люди из Общества Душ пришли арестовать его, но почему?» Его значок лежал на краю журнального столика, и, чтобы дотянуться до него, ему надо было перекинуться через диван. Ему нельзя медлить.

Он уже собирался сорваться с места, когда неожиданно возле него с радостным воплем приземлилась Ячиру. Быстро поджав ноги, он озадаченно моргнул.

- Что?

- Я говорюююю, Очень-большие-сиськи-сан предложила нам поиграть в шмотки и навести марафет!

На сей раз, когда он взглянул на Рукию, в ее глазах плескалось веселье. Почувствовав, что его рот был все еще по-идиотски открыт, он закрыл его и несколько раз моргнул.

Все наконец-то встало на свои места.

Этот маленький монстр с фиолетовыми глазами намеренно заставил его подумать, что они пришли за ним.

И в ее злорадном взгляде было что-то еще. Ичиго угрожающе прищурился. Даже для нее это было слишком подло. А судя по ее самодовольной улыбке, она наверняка что-то задумала... но с половиной Сейритей в его доме, ему вряд ли удастся прибить глупого карлика. Раздраженно скрипя зубами, он отрешенно слушал счастливый лепет Ячиру.

- Ты о ком? - немного резко спросил он спустя мгновение, вспоминая, что девочка никогда не раскрывает имена людей, которым дает свои нелепые прозвища.

- О белобрысой суке, - это был один из тех редких случаев, когда Зараки оказал Ичиго любезность. Но лучше бы он молчал.

Хитсугая раздраженно поправил:

- "Белобрысую суку" зовут Мацумото-фукутайчо.

Холеная рука тут же треснула его по затылку.

- Я все слышала, Капитан!

- Я ничего не сказал!

- Нет сказал, я слышала собственными ушами...

Ичиго прервал их вынужденным кашлем.

- И что вы делаете в моем доме?

Закончив складывать сумки возле ног брата, Рукия окинула скептическим взглядом свой труд, и, не глядя на него, безразлично пожала плечами.

- Нас впустил твой отец.

Ичиго нахмурился. На этой реплике Унохана тут же склонилась в почтительном поклоне.

- Мы благодарны за ваше гостеприимство.

«Его старик пригласил их. Вот идиот. Неужели он не знает этих людей? Они же разнесут их дом в щепки. К тому же в клинике было только пять кроватей. Где они собираются ночевать?» Про себя он посчитал их по головам.

- Зачем послали так много людей?

Зараки одобрительно фыркнул, показывая полную солидарность.

- Не заставляй людей думать, что ты глупее, чем есть на самом деле, - впервые подал голос Бьякуя.

Ичиго так и не понял, к кому именно относилась эта фраза, и собрался было спросить, когда его опередила Рукия.

- Если наш враг умеет воскрешать мертвых, то нас даже мало.

Около минуты он вникал в смысл ее слов. Он мало что помнил о той ночи, но Ичимару ему показался намного сильней, чем был при жизни. Настолько сильный, что дрался на равных с его Пустым. Возможно, после обряда у него возросла сила, а в таком случае все могло стать намного серьезней.

Но это еще не значит, что они смогут здесь все разместиться.

- Слушайте, но у нас только пять кроватей. Вы все равно все не поместитесь.

С дальнего конца комнаты раздался голос Тоширо. Рангику нигде не было видно, и седовласый капитан выглядел уставшим и изможденным.

- Мы с Мацумото воспользуемся приглашением Иноуэ-сан.

- Мой фукутайчо также занят поиском жилья, - бесстрастно произнес Бьякуя, пристально наблюдая, как на плече Кенпачи Ячиру уплетала рисовый шарик, крошки которого застревали в колючих волосах гиганта.

Зараки подозрительно прищурил глаза.

- Эй, парни, вы тоже выметайтесь отсюда, - бросил он через плечо Иккаку с Юмичико, не отводя глаз от капитана шестого отряда. - Кучики-химе требуется свободное пространство.

Ичиго стало интересно, у Бьякуи на самом деле дернулся левый глаз, или ему показалось? Капитан сдержанно вздохнул.

- Прекрасно, но здесь все еще остается... - Бьякуя замер, испуганно распахнув глаза, когда до него донесся исступленный крик со второго этажа.

- ДОООООООБРОЕ.... УУУУУУТРО....

Ичиго молниеносно перемахнул через спинку дивана и, спотыкаясь, понесся по лестнице, пока все остальные пытались понять, что вообще происходит.

«Вот дерьмо. Вот дерьмо. Вот дерьмо.»

Он забыл предупредить отца, что остался спать внизу вместо Иноуэ. Перепрыгивая через три ступеньки, он старался успеть вовремя.

___________________________________________________________________________________________
Орихиме довольно потянулась в кровати и, повернувшись на бок, уткнулась лицом в подушку Ичиго. Конечно, его кровать не была такой мягкой и широкой как ее... но, с другой стороны, она не пахла так замечательно.

Она натянула одеяло на лицо и глубоко вздохнула. Его аромат, свежий и насыщенный, был похож на дождь, скошенную траву и на что-то еще, чего она не могла описать. Что-то такое из ее снов.

Вообще-то не совсем из ее снов, потому что в них она никогда не просыпалась одна.

Ее лицо обдало жаром, и упоительная дрожь пробежала по позвоночнику, стоило ей вспомнить его пронзительный взгляд этой ночью. Он был так близко.

За дверью спальни под чьими-то осторожными шагами мягко скрипнул пол.

Ей казалось, что она все еще чувствует след его грубых ладоней на своей коже, когда они скользили по ее рукам вниз. И нежное прикосновение его теплых губ к шраму прямо возле того места на шее, где кожа была очень чувствительной. Орихиме подняла руку к плечу и провела пальцами по трем дорожкам от когтей, чувствуя мурашки на коже.

Шум за дверью нарастал и приближался. Наверно, все уже проснулись. И ей тоже пора. Но ей так не хотелось вставать...

Орихиме уже собиралась подняться, когда дверь резко распахнулась и с грохотом врезалась в стену. Следом за этим в проеме возник Куросаки Иссин. С дикой ухмылкой на лице и глазами, полными безумного блеска, он перешагнул через порог и присел на корточки, упершись руками о пол. Было видно, как он сосредоточенно напрягал мышцы ног, слегка покачивая бедрами, подражая изящным повадкам охотящейся пантеры.

- ДООООООБРОЕ... УУУУУТРО....

Он оттолкнулся от пола.

- ИЧИГООООО...

Сдернув одеяло с головы, она в ужасе завизжала, заметив, как его лицо вытянулось от шока. Но он уже летел прямо на нее, и не мог остановиться, даже после того, как начал бешено вращать руками. Руки Орихиме взметнулись вверх, машинально призывая щит. Она испуганно ахнула, сообразив, что будет дальше, но уже было поздно. Через долю секунды Иссин впечатался в прозрачную стену плашмя.

Как раз в тот момент в проеме возник запыхавшийся Ичиго. Упершись рукой о дверной косяк, он резко остановился, слегка качнувшись на входе.

- Ты, ублюдок-

Он тут же осекся.

Его отец сидел на полу, сжимая голову руками.

- Простите! - Иноуэ отчаянно махала руками, не в состоянии поверить глазам. - Я могу все исправить!

Позади Ичиго возникло любопытное лицо Рукии, и ей хватило одного взгляда, чтобы оценить ситуацию.

- Ничего себе, Иноуэ, одним ударом в нокаут. Ты становишься все лучше и лучше.

- Я этого не хотела!

С лица пожилого человека сквозь пальцы сочилась кровь, усеивая пол под ним красными каплями. Быстро отклонив щит, Орихиме вызвала заживляющих фей. Когда они начали лечить нос отца, Ичиго зашел в комнату и, сложив руки на груди, бросил на него осуждающий взгляд.

- Знаешь, так тебе и надо.

Его отцу по крайней мере хватило ума, без кривляний, просто робко пробормотать извинения. Как же сильно Ичиго хотел пнуть его, но щиты Иноуэ были крепкими, и сама она находилась уже на грани слез. Когда это заметил отец... они оба мучительно разрыдались.

Ичиго огорченно покачал головой.

Казалось, что эти двое находились на одной волне. Теперь ему придется выдумывать, как успокоить их обоих.

Заметив, что Рукия все еще стояла в дверях, прислонившись боком к косяку, он вышел в коридор. Пройдя немного дальше, он становился в сторонке, откуда мог видеть, что происходит в его комнате.

- Что случилось, Рукия? Почему они здесь?

- Если тебя беспокоит, доложила ли я на тебя, то нет.

Она скрестила руки на груди, полностью копируя его позу. Он облегченно вздохнул.

- Спасибо.

- Но знаешь, будет трудно сохранить это в тайне. Как долго Иноуэ скрывала это?

Она прищурилась, когда на ее вопрос он отвел глаза в сторону. Ее голос упал до строгого шепота:

- Бака! Ты должен предупредить ее, что это опасно.

- Сам знаю.

Краем глаза он заметил, как отец сгреб Орихиме в охапку и сжал настолько сильно, что ей стало трудно дышать. Из ее шпилек тут же материализовался Тсубаки, и Ичиго обреченно закатил глаза, когда маленький дух начал биться в привычном припадке угроз и оскорблений.

- Может тебе обратиться к Урахаре?

Казалось, что его взглядом можно было делать дыры в стене.

- А ты сама пошла бы к нему?

- Согласна.

- Что это за бред с марафетом?

Рукия выразительно фыркнула.

- Это просто уловка Рангику, чтобы попасть на миссию, в которую ее не посылали. Я уверена, что тебе не стоит объяснять истинную причину.

Ичиго отвел в сторону мрачный взгляд.

- Да.

До его слуха донесся смех Орихиме, когда его отец отмахивался от её единственного агрессивного духа.

Вся эта история приносила неприятности людям, которые меньше всего этого заслуживали. Он будет безумно рад, когда все закончится.

_____________________________________________________________________________________________

Ренджи сдержал тяжкий вздох, совершенно не понимая, каким образом чинушам из Общества Душ удалось настолько просчитаться насчет его квалификации. Видать, Кучики-тайчо полагал, что он обладал каким-то фантастическим мастерством или интеллектом, или простой удачей. Однако в этой ситуации, Ренджи чувствовал странную нехватку во всем этом.

Возможно, ему надо было быть польщенным. Они ведь доверили ему такое дело. Тем не менее, в данный момент, стоя на четвереньках в гостиной Урахары и имитируя маленького голодного поросенка, ему больше казалось, что его бросили на растерзание волкам.

- Ух ты! - воскликнул Урахара, радостно размахивая веером. - Безусловно, в этот раз получилось лучше всего.

- Скажете тоже! Где лучше-то?

- Я думаю, что Урахара-сан прав, Джинта, - пробормотала Уруру.

Красноволосый пацан огрызнулся.

- Подлиза!

- Да вы оба идиоты...

Этот голос Ренджи еще ни разу не слышал. Как же ему хотелось, чтобы Урахара прекратил плодить свою стаю порочных мелких монстров.

Он сосредоточил взгляд на узоре ковра, на котором сейчас стоял, стараясь не думать о том, когда в последний раз его чистили. «Просто скажите, что у меня получилось, маленькие поганцы-»

- Сейчас, сейчас, дети... А что Вы думаете, Тессай?

- Хм. Трудно сказать.

Закрыв глаза, Ренджи из последних сих цеплялся за крохи оставшегося терпения, словно утопленник за соломинку. В конце концов, он был гребаным лейтенантом Шестого из тринадцати отрядов Готей. Где уважение, которое заслуживал человек с его рангом и положением? Они просто обязаны были встретить его как высокочтимого гостя и уделить особое внимание, а не заставлять... блин, к черту, плевать, как это называется.

Он все еще пытался понять, как попал в эту ситуацию.

Фраза «его морально поимели» мелькнула в его голове, когда Урахара чрезвычайно радостным голосом нанес завершающий удар по его и так ущемленному самолюбию.

- Ну, значит, у нас нет другого выхода, как посмотреть все сначала.

Вцепившись в коврик, Ренджи отчаянно внушал себе, что, даже если бы у него было достаточно сил убить белобрысого козла, он все равно не стал бы этого делать, так как тот должен был помочь им спасти мир.

«Снова».

Он прекрасно понимал, что небольшое количество крови вряд ли поможет его растоптанной репутации.

Взвесив все за и против, он начал реветь как осел, надеясь, что в этот раз добьется хорошего впечатления.

"В конце концов, что ему терять?"
_____________________________________________________________________________________________
Повесив сумку на плечо, Орихиме обернулась, еще раз проверяя, что ничего не забыла.

Прошло уже четыре дня с тех пор, как Тоширо-кун и Рангику поселились у нее в квартире. Она чувствовала себя превосходно. Ее усталость и недомогание сняло как рукой, и теперь она по утрам просыпалась даже до звонка будильника.

Сегодня она возвращалась в школу, и это событие радовало и печалило ее одновременно. Юри больше не будет там. И, так как за последние два месяца оценки Орихиме улучшились, ей больше не нужен был репетитор. В последний раз проверив вещи, она закрыла сумку, надеясь в ближайшее время посетить Шоутен и навестить малышку.

Уверенно кивнув, она осторожно открыла дверь и тихонько, чтобы не разбудить гостей, отправилась на выход. Дойдя до коридора, она остановилась. Маленький седовласый капитан все еще спал на диване, но Рангику нигде не было видно.

Орихиме заглянула на кухню и, никого не найдя, беспокойно нахмурилась. Обычно, прежде чем куда-то уйти, Рангику всегда предупреждала ее, но сейчас не было даже записки.

Она посмотрела по сторонам, заметив, что балконная дверь была чуть-чуть приоткрыта. Подойдя поближе, Орихиме разглядела у стены женский силуэт, облаченный в одну из откровенных ночных рубашек Рангику.

Ей стало не по себе. Для Орихиме эта женщина была как старшая сестра, и она с удовольствием делилась с ней любовью, теплом и заботой. Поэтому, не раздумывая, она осторожно шагнула на балкон, желая узнать, что с ней случилось. Рангику стояла неподвижно, и нежный свет утреннего солнца освещал её задумчивый профиль.

- Рангику? – зная, как женщина ненавидела суффиксы, Иноуэ не стала употреблять его. – Что-то не так?

Блондинка слегка вздрогнула, и, казалось, ее взгляд начал медленно возвращаться в действительность. Она слегка повернулась к Орихиме и мягко улыбнулась. Но уже через мгновение ее глаза вновь устремились вдаль, и улыбка, подобно тонкому цветку в палящих лучах солнца, медленно увяла на ее губах.

Так и не дождавшись ответа, Орихиме нерешительно спросила еще раз:

- Рангику?

- Это все шрамы.

Девушка невольно коснулась рукой плеча, чувствуя, что ее сердце забилось быстрее. Она смотрела как женщина, отстранившись от перил, отодвинула в сторону край сорочки, чтобы показать неровный, рваный рубец на груди.

Орихиме сразу узнала его. Это была рана от меча.

Смутившись, она сглотнула.

- Порой он дает о себе знать. И... я неважно себя чувствую, когда вспоминаю об этом, - развернувшись, она посмотрела на Орихиме. Ее глаза остановились на руке девушки, лежащей на плече. - Думаю, что ты понимаешь, о чем я.

Пальцы Орихиме машинально дернулись. Орихиме заметила, что всякий раз, стоило ей подумать об Ичиго, она невольно касалась шрама рукой. А в последнее время она часто думала о нем. Видимо это не ускользнуло от проницательных глаз Рангику.

Стараясь не встречаться с женщиной взглядом, она выдавила из себя слабую улыбку.

- Если хочешь, я могу попробовать вылечить его.

Поджав губы, Рангику глубоко вздохнула и отвернулась к перилам.

- Не надо, спасибо.

Растерявшись, Орихиме попыталась заглянуть ей в глаза.

- Но, если он беспокоит тебя, разве ты не должна залечить его полностью?

Женщина горько усмехнулась в ответ.

- Да, наверно.

И тут Орихиме начала понимать, что на самом деле речь шла вовсе не о физических шрамах.

Они говорили о болезненных воспоминаниях, которые оставили шрамы в душе; о тех местах, где шрамы были, о тех днях, когда они появились, и в первую очередь о тех людях, которые оставили их.
Ее пальцы вновь напряглись на плече.

Но спустя мгновение, Рангику внезапно развернулась и, ослепив ее яркой улыбкой, спрятала все печальные мысли в глубине глаз.

- Ты куда-то собралась?

- Да, у меня сегодня школа.

- А твой вкусняшка Куросаки-кун тоже будет там?

«Вкусняшка?»

Ярко вспыхнув темно-красным румянцем, Орихиме кивнула головой.

- Кстати о вкусном, у тебя еще осталось что-нибудь от тех блинов?

Орихиме хотела было сказать, что опаздывает в школу, но передумала. Даже если Рангику и имела смутное понятие о расписании, она все равно не хотела оставлять ее одну.

А если вспомнить, каким замечательным поваром была Рангику, то только ради этого можно было отступить от правил и немного задержаться. Весело улыбнувшись, Орихиме вышла с балкона вслед за блондинкой, стараясь не думать о тайном смысле слов Рангику.

_____________________________________________________________________________________________
Тоширо неподвижно лежал на диване, уставившись в потолок невидящим взглядом.

Теперь-то он понял, что не должен был вмешиваться в жизнь Мацумото, втайне пытаясь уберечь ее от боли. Ей нельзя было мешать. Она должна встретиться с Гином.
Задумавшись, он попытался сравнить ее с Момо.

Айзен находился в тюрьме, и никому не разрешалось посещать его. Но иногда он замечал одинокую фигурку, блуждающую за территорией второго подразделения. Казалось, словно она была потеряна и отчаянно искала что-то, видимое только ее взору. Словно ждала, что все её надежды сбудутся, стоит только сильно в это поверить.

Рангику нельзя было сравнивать с Момо. Блондинка была взрослой, уверенной женщиной, которая давно забыла о своих детских мечтах. Она достойно преодолела весь горький путь от начала до конца и худшее оставила позади. Она заслужила эту встречу. И нет смысла ее отговаривать, иначе будет только хуже.

Ход его мыслей прервался, когда он услышал голоса женщин, которые возвращались с балкона.

- У тебя еще осталось что-нибудь от тех блинов?

- Да! И бананы, и сметана!

Когда они проходили мимо него, обсуждая способы приготовления блюда, он вновь быстро закрыл глаза, притворяясь спящим. Затаившись, он замер и глубоко задышал.

Медленно, стараясь не шуметь, он прокрался к открытой двери на балкон.

- А если добавить сыр?

- Это неплохая идея, а еще мы можем сварить соус в кастрюле... нет, нет, нет, в той, похожей на цыпленка. Да, в ней.

Переступив через груду сумок, из которых состоял импровизированный шкаф Рангику, он ступил на порог лоджии.

- Как ты думаешь, какие из них будет Тоширо-кун?

"Черт".

Ему нельзя больше медлить. Плюнув на осторожность, в одном стремительном прыжке он проскользнул за дверь и, перемахнув через перила, спрыгнул вниз.
_____________________________________________________________________________________________
Слегка покраснев, Ичиго наблюдал, как Орихиме поднималась по лестнице к своей квартире. Он старался не смотреть на края этой проклятой юбки, которая с каждым шагом то заманчиво задиралась, то била ее по ногам.

Она хотела свести его с ума. Это был единственный логический вывод.

Всю прошлую неделю она ненавязчиво попадала в его поле зрения то с игривыми улыбками, то с застенчивыми взглядами и... даже прикосновениями.

Это было новой, своего рода садистской смесью какой-то невероятной пытки. Эти контакты ни в коем случае не были назойливы или неестественны. Это были легкие случайные касания, из-за которых все мысли исчезали из его головы, и он моментально переключался на нее, испытывая дикое желание сократить расстояние между ними. Трудно было поверить, насколько он остро реагировал на едва заметный язык ее жестов. Даже его мысли были полностью в ее власти. Он с жадностью впитывал каждое слово, упавшее с ее губ, чувствуя, как его разум заполняют непристойные мысли.

Ичиго понимал, что ему достаточно лишь протянуть руку, чтобы прикоснуться к мягким прядям темно-рыжих волос или провести ладонями по заманчивым изгибам ее бедер. Вот только он не мог... не здесь, не на виду всех этих любопытных глаз...

Он мысленно пнул себя.

«Вообще нигде».

Ичиго раздраженно стиснул зубы, заставляя себя подняться по лестнице.

Он правда не знал, почему согласился придти к ней в гости. Одно ее присутствие в школе, рядом с ним, выматывало его полностью - настолько, что он больше не мог ни о чем думать. Но, с другой стороны, возвращаться домой - тоже не вариант.

Он невольно съежился, вспоминая прошедшую неделю.

Большую часть времени ему приходилось играть роль буфера между Синигами и миром простых людей. Он был почти на пределе. Как будто этого было мало, так еще и Урахара с отцом заставляли его всерьез задуматься об их психическом состоянии. Ему казалось, что они окончательно сошли с ума, как чокнутые ученые Игорь и Франкенштейн, когда время от времени до него доносилось их дьявольское шушуканье вперемешку с безумным смехом. Наверно, это была своеобразная месть членам Общества Душ за все годы их ссылки. Ичиго наверно смог бы их как-то понять... если бы в итоге их козни не стали настолько беспорядочны, что казалось, будто они давно отказались от намеченной цели, и готовы были замучить любого несчастного, который случайно появлялся в их поле зрения.

Сжав кулаки в карманах, Ичиго огорченно нахмурился, устремив взгляд в сторону дороги.

Все это отговорки. Причины, по которым он вился вокруг Иноуэ, словно потерянный щенок, не имело никакого отношения к беспорядку в его доме.

Он вздохнул.

Не в его характере было кривить душой, он любил смотреть правде в глаза... но в данном случае он же не мог просто прижать её к двери и целовать до тех пор, пока она не начнет задыхаться и станет столь же возбужденной как он. Теперь он понимал, что с тех пор как у него появились эти чувства, бездействие стало целой проблемой.

Ичиго окончательно расстроился и, подавив желание взъерошить волосы, вместо этого уставился на ключ, который она неспешно вставляла в замок. Каждый контакт паза с бороздкой ключа раздавался оглушительным грохотом в его ушах, и он нервно переступил с ноги на ногу, пытаясь успокоиться. Наконец, она повернула его и открыла дверь.

Ступив позади нее на порог, он еле сдержал вздох удивления.

Там никого не было.

Квартира встретила их темной, безлюдной тишиной, и он в очередной раз попытался вспомнить, как его угораздило согласиться придти. Если сейчас ему хватит ума, то он развернется и уйдет. А еще лучше, чтобы она сама выставила его за дверь, пока он не успел сделать того, за что не сможет потом вымолить прощения.

Щелкнув выключателем, Орихиме окликнула гостей. Не получив ответа, она с искренним удивлением повернулась к нему.

- Я... я думала, что они дома... Рангику хотела пообедать вместе.

Она огорченно прикусила нижнюю губу, и он отвел от нее взгляд, уставившись в пол.

- Я пойму, если ты не захочешь остаться...

Он пожал плечами.

- Да все в порядке.

Услышав его ответ, она на мгновение застыла, но затем, словно придя в себя, кивнула.

- Х-хорошо. Мм, телевизор там... если хочешь, можешь посмотреть, пока я что-нибудь приготовлю.

Он пробормотал что-то невразумительное, надеясь, что его бубнеж был похож на положительный ответ и, взяв в руки пульт, проводил ее взглядом до кухни. Пощелкав по каналам несколько минут, он выключил телевизор и, бросив пульт на диван, решил посмотреть, что она делает.

- Может тебе помочь? - спросил он, выглядывая из-за угла.

От неожиданности она подскочила на месте и, взвизгнув, уронила сито с мукой в кипящий соус.

Ичиго тут же схватил тряпку с раковины и попытался стереть жирные брызги с ее одежды.

- Прости, я не хотел тебя напугать.

- О, нет, мне надо было просто снять форму или хотя бы надеть передник, - она недовольно сморщила нос, разглядывая грязную одежду. - Я пойду переоденусь.

Когда она исчезла за дверью спальни, он начал медленно вытирать стол, чтобы хоть немного унять свое дикое воображение, представляя, во что она собирается переодеться. Конечно, она ни за что не наденет вещи, которые были у него на уме. Он приложил ладонь ко лбу и, стараясь отвлечься, опустил взгляд на продукты в тарелке на столе. К его изумлению, некоторых из них он даже не знал.

Вскоре Орихиме вернулась на кухню в юбке и блузке, застегнутой почти до самого верха. Посмотрев на единственную расстегнутую пуговицу, Ичиго закрыл глаза. Он потряс головой, успев представить, с каким удовольствием расстегнул бы пуговицу за пуговицей...

- Вот так-то лучше... - она осеклась, прикрыв рот рукой.

- Что? Что случилось?

- У тебя мука собралась прямо в хмурых морщинках.

- У меня есть хмурые морщинки?

Кивнув, она опять улыбнулась.

- Да. Вот здесь.

Внимательно разглядывая его лоб, она оттянула пальцами край рукава и подняла руку к его лицу. Встав на цыпочки, она наклонилась немного ближе, и ему ничего не оставалось, как опустить свой взгляд к ее груди, обтянутой нежно-голубым кружевом. Он покраснел, но взгляда не отвел. Интересно, она знала, что ему все видно сквозь ткань её блузы?

Усердно вытирая каждое пятнышко, Орихиме по привычке высунула кончик языка и облизнула уголок губ. У него перехватило дыхание. С силой сжав кулаки, он едва сдерживал себя, чтобы не наброситься на неё. Лишь когда она отступила, он, наконец, смог перевести дух.

Он услышал легкое покашливание и, вскинув голову, понял, что она видела, с какой жадностью его глаза разглядывали ее.

Орихиме шагнула назад, выпуская из пальцев край рукава.

- Может, ты чего-нибудь хочешь?

- Что? - его глаза резко распахнулись. «Черт, да, он очень хотел, в этом-то вся проблема».

- Может, ты хочешь, чтобы я приготовила что-то конкретное? - объяснила она.

- Нет. Я съем все, что угодно.

Это была правда. Он даже не смотрел в свою тарелку. И если бы она не начала комментировать способ приготовления и ингредиенты блюда, он даже не заметил бы, что ел. Его глаза ни на секунду не оставляли ее.

У него были явные проблемы с самообладанием. Он не должен был приходить сюда, и тем более оставаться с ней в пустой квартире. Но как только он переступил через порог, вся его сила воли куда-то испарилась.

Поставив последнюю тарелку в сушку, он развернулся к ней. Орихиме медленно покачивалась на ногах, ступая с пятки на носок. Признаться, у нее не было идей, что делать дальше.
Сквозь полуопущенные ресницы она наблюдала за Ичиго.

Она не хотела, чтобы он уходил. Совсем недавно ей показалось, что он вот-вот поцелует ее, но она все испортила, когда отступила назад.

Хотя, казалось, что Ичиго тоже никуда не спешил. Он нашел еще пару вещей, чтобы помыть, а теперь вытирал ряд банок, пока она пыталась завязать разговор. И, если честно, ее уже начинал раздражать его взгляд, который всюду преследовал ее. Сколько времени она мечтала об этом? И теперь она все испортила!

Сморщив носик, девушка задумчиво наматывала прядь волос на палец.

- О, моя передача!

Ичиго встрепенулся и с удивлением посмотрел на нее.

- Она вот-вот начнется... мм, может посмотришь... со мной?

Пытаясь не показывать беспокойства, она ждала его ответа. Ей не пришлось долго ждать.

- Почему бы и нет.

Тут же развернувшись, Орихиме юркнула в гостиную, чтобы не спугнуть его удивленным выражением лица. Она старалась не смотреть на него вообще, пока они не устроились на диване.

Оказалось, что это был повтор, но они все равно смеялись. Во всяком случае смеялась она, его интерес был по-прежнему сосредоточен только на ней. Хотя иногда он все-таки улыбался и, заметив, что его настроение стало лучше, она немного расслабилась, окончательно переключив все внимание на шоу.

Когда на экране появился ее любимый комик, она смеялась так сильно, что начала задыхаться.

Почему она раньше не предложила ему посмотреть телевизор? Было так забавно наблюдать растерянное выражение лица Ичиго, когда он силился понять, что происходит на экране.

Закатившись от смеха, она прижала руки к животу и, корчась, рухнула на подушки.

Она не сразу поняла, что падает с дивана на угол журнального столика, но пара крепких рук, обхватив за плечи, дернули ее назад. Мир стремительно перевернулся в ее глазах. Она прерывисто вздохнула, за что-то вцепившись, и только потом поняла, что прижата к груди Ичиго.

Затаив дыхание, она не могла заставить себя пошевелиться. Вместо этого она оцепенело смотрела на ткань рубашки, судорожно сжатой в кулаке. Что-то изменилось. Воздух между ними как-то странно сгустился, постепенно накаляясь. Они были прижаты так близко друг к другу, что ей было страшно поднять глаза.

Но, вопреки всему, ее взгляд, словно магнитом, медленно тянуло вверх. Миновав край его ключицы, ее глаза проследили линию горла, скользнули по челюсти и остановились на его губах. В тот момент храбрость покинула ее. Но теплые пальцы, мягко коснувшись подбородка, подняли ее лицо, заставляя посмотреть ему прямо в глаза.

Они горели огнем.

Склонившись к ней, он набросился губами на ее рот, и ее тут же обдало жаром. Она была в таком смятении, что с трудом понимала, что происходит. Но почти сразу он совладал с диким порывом, и поцелуй превратился в сладкий, тягучий и теплый, как растопленный мед.

Он держал ее нежно, словно боялся сломать, пока она таяла от невероятных ощущений, хлынувших волной через губы к груди. Она сильнее сжала рубашку на его плечах, и он зарылся в ее волосы рукой, мягко лаская затылок, привлекая к себе.

От поцелуя у нее кружилась голова, и только тогда она поняла разницу между первым и этим поцелуями.

Слезы кольнули уголки ее глаз, но они быстро испарились, когда его теплые пальцы медленно начали выводить круги на ее шее. Он облизал ее нижнюю губу и, затянув в рот, слегка прикусил, требуя входа. Она подчинилась, чувствуя, как его язык с мягкой настойчивостью проник в ее рот. Она задрожала.

Цепляясь за него руками, Орихиме беспокойно заерзала, впервые испытав приятное пробуждение в местах, о которых даже не подозревала. Сейчас она чувствовала его, чувствовала его жажду за мягкой, импульсивной нежностью, которая казалась настолько подавляющей, что было странно, как он вообще мог выдержать это. То были не просто плотские желания, а что-то глубокое, скорее ближе к голоду. Будто он долгое время отказывал себе в пище и только сейчас понял, насколько хотел есть. Она ощущала, как напряженно дрожат его мышцы, когда он изо всех сил пытался подавить свой темперамент. Как же ей хотелось испытать все это на себе.

Теплые грубые ладони медленно скользнули по ее рукам, вызывая у неё мурашки. Обхватив за талию, он притянул ее ближе к себе. Его пальцы мягко уговаривали ее, пока она тихо стонала от удовольствия. Кровь стремительно мчалась по ее венам, кожу покалывало даже от самых легких его прикосновений.

Не прерывая поцелуя, он низко застонал и, подтянув ее на колени, усадил на себя верхом. Она задохнулась и напряглась, когда его руки, задрав юбку вверх, легли ей на бедра. Неторопливо поглаживая нежную кожу ее ног, он поднимался все выше и выше к ее ягодицам. Какой-то далекой частью сознания Орихиме понимала, что была еще не готова, что в любимом проснулось нечто темное и нужно быть осторожной. Но она отбрасывала мысли прочь, не желая разрушить момент. Ему уже давно принадлежало ее сердце, ей не хотелось больше ждать. Тем более эта новая сторона была такой захватывающей... такой неизведанной.

Ее дыхание прервалось, когда, оставив ее рот, Ичиго припал к шее, и начал спускаться с голодными поцелуями вниз. Отодвинув край ее блузки, он на мгновение задержал взгляд на плече, прежде чем прикоснулся к нему губами. Он жадно облизывал, сосал отметины и, откинув голову назад, она услышала собственный стон, который моментально заполнил тишину комнаты.

Все это было слишком…

По ее позвоночнику прокатилась трепетная волна желания и, скапливаясь глубоко внизу живота, требовала больше ласки. Ее груди ныли, и затвердевшие соски приятно покалывало при трении о ткань лифчика. Она заерзала на его коленях, чтобы стать ближе к нему, нуждаясь в чем-то еще. Скользнув рукой под блузку, он добрался до кожи ее спины, нежно проведя пальцами по позвоночнику, и между ее ног вспыхнул настоящий пожар.

Орихиме захныкала.

Его прикосновения приносили облегчение и муку. И пока его руки играли с ней, мышцы внизу ее живота болезненно сокращались. Она не могла отдышаться.

Он мучил ее, взвинчивая все ее чувства в тугую пружину, готовую сорваться в любой момент. Это было нечестно. Ей тоже хотелось касаться его, ласкать, сделать все что угодно для того, чтобы понравиться ему.

Она вздрогнула и нерешительно коснулась губами его горла. Замерев всего на секунду, она более уверенно провела языком по бархатной коже, пробуя ее на вкус. О, Ками-сама, он был такой вкусный, лучше ее самых любимых лакомств.

Она лизнула снова, но уже в другом месте, - под жесткой линией его челюсти, и слегка ущипнула кожу губами. Услышав прерывистое шипение, она поняла, что это был Ичиго.

На мгновение ей показалось, что она сделала что-то не так, потому что он вдруг напрягся, впиваясь пальцами в ее ребра, и задрожал. Она хотела отпрянуть, когда услышала его:

- Еще.

Голос был настолько низким и грубым, что казался чужим.

Немедленно повинуясь, она запустила пальцы в воротник рубашки, пытаясь отодвинуть его. Как же ей хотелось скорее добраться до его восхитительной кожи. Какое-то время она дергала край ворота, пока не вспомнила, что у рубашек есть пуговицы.

Сглотнув, Орихиме отстранилась, и, недоуменно хлопая ресницами, сжала край рубашки в кулак.

Все это время его глаза неотрывно следили за ней, приобретая цвет расплавленного золота, и по краю зрачков лежали тени, настолько темные, что их трудно было назвать нормальными. Но вместо тревоги, она внезапно ощутила какое-то дикое вдохновение.

Она все еще колебалась, тогда он сам, расстегнув пару пуговиц, быстро сдернул рубашку через голову
.
Наконец-то.

С восхищением она разглядывала малейшие изгибы рельефного тела, сгорая от желания коснуться его руками.

Она наклонилась вперед, снова облизав его шею, на сей раз задевая кожу зубами. Он застонал и, притянув ее за плечи, откинул голову назад, чтобы ее губы могли коснуться его.

Целуя и покусывая его плечо, она прижала руки к его груди, чувствуя гордость и восторг, когда он хрипло стонал ей в ответ. Ей безумно хотелось попробовать что-то еще, чтобы доставить ему удовольствие.

Проведя пальцами от груди к его животу, она слушала его прерывистое дыхание, зачарованно наблюдая, как играют мускулы под его кожей. Не отрывая маленьких рук от его тела, она вновь скользнула пальцами сверху вниз, но теперь слегка царапая ногтями. Невероятно.

Ичиго дернулся под ней, двинув бедрами вперед, пока она не почувствовала жесткое давление между ног, там, где ее желание было просто невыносимо. Словно молния пронзила ее позвоночник, и Орихиме задохнулась, видя яркие искры в темноте зажмуренных глаз. Его руки судорожно сжались на ее ягодицах, и он сильнее прижал ее к своей затвердевшей плоти. Она пыталась сдержать громкие стоны, но это было выше ее сил. Все, о чем она сейчас думала - было то жгучее ощущение почти на грани боли, но при этом сладостное, захватывающее.

Она потерлась об него сильнее, чувствуя жар и головокружение. Реакция Ичиго была моментальной.

Его руки сомкнулись вокруг нее, и он впился губами в ее рот, прижимая ближе к себе. Ее блузка была уже расстегнута. Она поняла это только тогда, когда почувствовала его горячие руки на себе. Они поглаживали, мяли ее, и она не могла отдышаться, пока подушечка большого пальца не задела нижнюю часть груди, сдвигая кружево вбок. Разум Орихиме помутился.

Ичиго зашипел сквозь стиснутые зубы и, посмотрев вниз, она увидела, что впилась ногтями ему в кожу, оставляя красные отметины. Она медленно разжала пальцы.

Закрыв глаза, он тяжело дышал, и крепко стиснув ее бедра, остановил ее. Орихиме замерла, но после нескольких секунд сдалась. Маленькие розовые отметины от ногтей манили ее, она наклонилась и, нежно лизнув, успокоила их поцелуями.

Независимо от того, насколько трудный бой вел Ичиго внутри себя, он покорился в тот же момент.

Уложив ее на спину, он навис над ней и, припав губами к горлу, начал медленно продвигаться к вершине ее груди. Она прерывисто вдыхала снова и снова, пытаясь не утонуть и желая этого одновременно. Он потянул за край ее лифчика, но задержался. Приподняв голову, заглянул в ее глаза, словно спрашивая разрешения. Она смогла лишь кивнуть, даже не пытаясь сказать, насколько сильно доверяет ему.

От его благодарной улыбки ее сердце чуть не выскочило из груди. Она была легкой, едва заметной, но на мгновение Орихиме обомлела. В тот момент, всего на долю секунды, он показался ей юным и беззаботным. Это была такая редкость, которую никто не видел. Ей отчаянно хотелось запомнить каждую деталь, каждую мелочь.

Он потянулся и поцеловал ее в губы, после чего вновь вернулся к ее груди.

Отодвинув в сторону край кружева, он облизал изгиб одного круглого пика. Орихиме вновь задохнулась, выгибаясь дугой, когда его язык слегка скользнул по напряженному соску. Ее ноги сами собой обернулись вокруг его талии, но ей некогда было стыдиться, потому что Ичиго прижался к тому месту, где она хотела больше всего.

В ее глазах взорвались звезды. Вскрикнув, она начала хвататься за него руками, еще сильнее стиснув бедра, прижимаясь грудью к его обнаженной груди. Огонь бежал по ее венам в вихре потрясающих ощущений, и все это стремилось и накапливалось в месте, о которое все это время он настойчиво терся.

Двигаясь в бурном, неистовом ритме, они изо всех сил стремились удовлетворить жажду друг друга. Но между ними было слишком много препятствий, ей хотелось быть ближе к нему. Вся проблема была в одежде, - ее ноги были обнажены, но он по-прежнему оставался в брюках. Она извивалась под ним, пытаясь передать свое недовольство, но только нарушила ритм их движений.
Расстроено сморщив носик, она просунула пальцы ног под пояс его штанов и стала дергать, пытаясь стащить их. Внезапно что-то расстегнулось и брюки съехали вниз. Он приподнялся немного, отшвырнув их в сторону ногой.

Тогда он вновь вернулся к Орихиме и, прижавшись сильнее, услышал ее вскрик, испытав острое наслаждение от соприкосновения их обнаженных тел. Он зарычал ей в ухо, и она застонала в ответ на эти соблазнительные звуки.

Она чувствовала горячую влажность между ними, разделенную лишь ее трусиками и его боксерами. Он перевернул их снова, усаживая ее сверху, чтобы теперь она принимала решение.
Поначалу это было немного неуклюже, но его руки направляли ее, слегка раскачивая бедра. Он пристально наблюдал за ней, тихо постанывая в такт движениям. Но этого было все еще мало. Она жадно ласкала его руками, где только могла достать, покрывала сочными поцелуями горло и грудь, продолжала тереться бедрами об него. А когда она нажала немного сильнее, на этот раз он начал корчиться в невыносимом блаженстве.

Его руки скользнули по ее ягодицам, стаскивая ее трусики. Именно тогда она ощутила легкое трение его члена против своего изнывающего входа. Она ахнула от горячего всплеска во влагалище, и мышцы ее ног и живота судорожно сжались.

Откинув голову назад, Ичиго стиснул челюсти, пытаясь взять под контроль непослушное тело.

Она надавила еще, чувствуя, как принимает его, но когда он наткнулся на препятствие, с ее губ сорвался легкий всхлип боли. Она затихла, и осторожно повела бедрами, пытаясь устроиться на неудобной толщине. Эти ощущения были странными, не такими сладострастными, как раньше. Наверно она сделала что-то не так. Она собиралась отстраниться, но увидела его лицо.

Его глаза были затуманены, в глубине их тлел огонь. Каждая мышца его тела была натянута как струна. Он весь дрожал от напряжения.

Ему это нравилось.

Скользнув руками по ее разгоряченной коже, он расстегнул лифчик, и отбросил его в сторону.

Сила, с которой он сдерживал себя, была просто невероятна, словно она находилась рядом с дамбой, которая может рухнуть в любой момент. Беспечный опьяняющий вкус власти нахлынул на нее, когда она почувствовала, как его несокрушимая железная воля сгибается под кончиками ее пальцев. Боль, казавшаяся такой неудобной всего секунду назад, теперь переросла во что-то новое. Это было невероятно. Теперь это стало таким приятным, что наслаждение постепенно поглотило ее полностью, взвинчивая ее желание до такого предела, что ей хотелось все больше и больше. Она хотела этого настолько сильно, словно это был ее последний глоток воды в выжженной пустыне.

Орихиме сдвинулась еще на сантиметр, чувствуя, как ее барьер растянулся почти до предела.

Как горячо.

Ичиго корчился под ней, зная, что надо остановиться, но и выйти из нее было выше его сил. Даже сейчас он почти опоздал со своими мыслями.

- Стой. Пожалуйста, остановись.

Ее счастливый мир развалился как карточный домик.

Он задыхался, все еще двигаясь под ней, но она замерла немедленно, словно ее окатили ледяной водой. Стыд и позор боролись в ее груди. «Она зашла слишком далеко?» Но ей казалось, что он хочет этого так же сильно как она.

- Я не могу - я не хочу причинить тебе боль.

Его глаза были плотно закрыты. Ей хотелось сбежать до того, как он откроет их и увидит, сколько боли на самом деле ей причинили его слова. Она ощущала себя дешевой и грязной.
Орихиме стремительно подскочила, невольно вздрогнув, когда он выскользнул из нее, но Ичиго поймал ее руку.

- Нет, не прячься от меня, - в его глазах читалось серьезное беспокойство. Он не отпускал ее. - Я ненавижу, когда ты так делаешь.

Пытаясь освободиться от его захвата, она опустила глаза, видя, как его грудь взволнованно вздымалась. Обреченно вздохнув, она просто кивнула, абсолютно не представляя, что еще ей оставалось делать.

Ичиго тяжело выдохнул, напрягая лоб. Он протянул к ней другую руку и, подвернув прядь волос за ее ухо, медленно провел пальцами по краю скулы.

Он опять все испортил. Вымотал ее до предела, потому что был не в состоянии остановиться раньше. Это было низко, и самое худшее состояло с том, что он даже не знал что сказать, чтобы как-то все уладить.

Он не собирался просить прощения, потому что ни о чем не жалел. Часть его была по-настоящему взволнована, что она не оттолкнула его, а наоборот, ответила лаской. Часть его хотела от счастья бежать марафон. Он не хотел ее отпускать, но понимал, что должен.

Какое-то время Ичиго продолжал отвлеченно водить пальцами по шраму на ее плече, прежде чем натянуть на него рубашку, чтобы спрятать заманчивый вид.

- Что ты делаешь завтра?

Орихиме недоуменно захлопала глазами.

- Я не знаю.

- Может, пообедаем вместе?

- Но ведь завтра мы не идем в школу.

Улыбнувшись, он освободил ее и начал натягивать на себя одежду.

- Я знаю.

- Ах.

Краем глаза он наблюдал за ее встревоженным выражением лица, думая, что сказал что-то глупое.

- Здесь?

- Нет! - он вздрогнул от резкости в собственном голосе, но, быстро одумавшись, успокоился. – Где-нибудь в другом месте... где есть люди.

Он мысленно застонал.

«Ну почему он не обладал этой гребаной тактичностью?»

- Ладно.

Он моргнул, услышав ее ответ, и торопливо уточнил.

- То-тогда приблизительно к полудню я зайду.
_____________________________________________________________________________________________
Ичиго задумчиво разглядывал книгу на столе, которую Рукия забыла у него. Ее название гласило: "Обольстительный Арсенал Сильной и Уверенной Женщины".

Он уже знал, что было в этой книге.

«Отчасти...»

Расстроено потерев пальцами лоб, он провел рукой по волосам.

«Что, черт возьми, происходит с ним?» Как вообще можно быть таким довольным и злым в одно и то же время?

У него будет свидание. С Орихиме.

И он понятия не имел, как до этого дошло. К тому же сейчас весь паззл загадочного поведения Иноуэ сложился полностью, но при этом он отчаянно не хотел верить в это. Теперь все ясно. Она пыталась соблазнить его.

И он усиленно подавлял в себе странное чувство удовлетворения.

Но Иноуэ была бесхитростным человеком. В ее характере не было склонности к тем изощренным играм, в которые играли другие девчонки. Поэтому не удивительно, что он так легко был пойман в ее сети.

Размышляя, Ичиго начал мерить комнату шагами, пытаясь отследить хаотичное перемещение мерзкой книги от человека к человеку. Наверняка это началось с Рукии или Рангику.

Возможно, с Урахары.

Он даже сам до конца не понимал, с чего был так в этом уверен. И теперь перед ним стояла задача убить того человека, который посмел развратить ее так.

В этом он также был уверен.

Он бросил вызывающий взгляд на источник его страданий. Наконец-то он все понял. «Она что-то задумала», - его Пустой попал прямо в яблочко, а наивный Ичиго ничего не замечал. И теперь ему стало интересно, о чем еще догадывался хитрый ублюдок.

Покачав головой, он вздохнул. Он сам все видел, но все еще не мог поверить в то, что Иноуэ была способна на это. И что еще хуже, она не остановится…

Он нахмурился.

«Почему она просто не призналась ему?» Все эти месяцы он мучился, понимая, что не должен так непристойно мечтать о друге. И все это время она скрывала собственные чувства.

Уголки его губ дернулись до искривленной улыбки, и он оглянулся на розовое чудовище, лежащее на его столе.

«Она хотела обольстить его?»

"Хорошо, Иноуэ, два человека могут играть в эту игру.»



@темы: фанфики и зарисовки, Ядовитые красные розы.