Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
ссылка: www.fanfiction.net/s/6481329/1/Tainting-the-Ros...
Автор: Child of the Ashes
Разрешение на перевод: Есть.
Перевод: aad02
Бета: Тётушка Тэ до 10-й главы. Ловец до 17-й главы. Мое новое имя (так зовут бету).
Пара: Dark Ичиго/Орихиме/Ичиго.
Рейтинг: NC-17
Жанр: Гет, романтика, драма, ангст, юмор.
Размер: Макси.
Статус: в процессе.
Предупреждение: Нецензурная лексика, ОЖП, ОМП, насилие. ООС на всякий случай.
Саммари: Ичиго знал, что порой ему бывало трудно постичь суть некоторых вещей. Он всегда учился на собственном горьком опыте. Но сейчас ему нельзя совершить ошибку. Его Пустой затеял опасную игру, вовлекая в нее и Иноуэ.
От переводчика: Посвящаю этот перевод всем поклонникам Ичи/Хим, и Ловцу за поддержку.
Надеюсь вам понравится.




Переступив через порог своей комнаты, Ичиго почувствовал, как что-то хлюпнуло под его ногой.

«Что это, черт возьми?»

Подняв ногу, он мельком взглянул вниз, обнаружив тюбик, похожий на зубную пасту. Он нахмурился и, отпрыгнув назад, схватил полотенце, чтобы вытереть пасту с ноги. После наклонился и поднял тюбик с пола. Это был крем от артрита из клиники его отца. «Что он делал в коридоре перед его дверью?»

Недовольно поморщившись, он опустил взгляд на ногу, чувствуя жжение и боль от начала действия мази.

- Ебана в ро-

Услышав пронзительный крик, он резко вскинул голову, и следом за этим из-за поворота показалась Юзу. Обогнув угол на опасной скорости, она взлетела по лестнице вверх, бросив через плечо затравленный взгляд. Где-то позади нее раздался ликующий возглас Ячиру:

- Вернись, Зузу-тан! Мы еще не закончили!

В ее руке сверкнули кухонные ножницы, и она угрожающе щелкнула ими пару раз. Обернувшись, Юзу взвизгнула опять и ускорила темп, пытаясь скрыться от страшной преследовательницы.

Ичиго обреченно вздохнул. А когда розововолосая опасность пробегала мимо него, он зацепил ее рукой за шкирку, прерывая ее погоню вместе со всеми планами. Все девяносто сантиметров ее роста отчаянно извивались и брыкались в его вытянутой руке. Юзу даже не оглянулась, когда снова прошмыгнула по лестнице вниз, чтобы исчезнуть в глубинах зала.

Обстановка в доме определенно выходила из-под контроля. Их квартира была доверху заполнена неадекватными жнецами душ с нарушенными понятиями нормального социального поведения.

Он нахмурился, чувствуя возрастающее раздражение.

- Что, черт возьми, ты вытворяешь?

Она дико замахала ножницами перед его лицом.

- Марафет!

Вовремя отдернув голову в сторону, Ичиго выдернул ножницы из ее руки, пока она не успела что-нибудь ему отрезать, и быстро запихал их себе в карман подальше от ее крошечных пальчиков.

- А тебе не кажется, что она не хочет новую прическу?

Ячиру надулась.

- Конечно, хочет! Все хотели! Я даже подстригла Благородные-штаны-сама!

- Э..., кого? - но он тут же покачал головой. - А, без разницы. Лучше найди себе кого-нибудь другого для игр.

Она радостно заулыбалась.

- Хорошо, Ичиго.

Он удивленно приподнял бровь, не слыша от нее привычного прозвища, которые, во всех других случаях, она щедро раздавала людям.

Ичиго опустил ее на пол, и она радостно ускакала, задавшись новой целью. Покачав головой, он положил тюбик с мазью в другой карман, напомнив себе убрать потом его на место. До его слуха доносились разнообразные признаки жизни из каждого угла дома. И он в очередной раз поразился тому, как упорно его отец старался предоставить крышу над головой каждому синигами, которых Общество Душ отправляло в мир живых.

Он огорченно вздохнул и пошел на кухню в надежде найти хоть какой-нибудь завтрак.

Спустившись в гостиную, он озадаченно оглянулся, чувствуя, что что-то было не так. Сколько он себя помнил, каждое утро он натыкался в гостиной на отца, который сидел в кресле с раскрытой газетой в руках. Он и сейчас там был, только на этот раз в компании полосатой бело-зеленой шляпы, которая что-то неистово шептала ему на ухо.

Ичиго оглянулся вокруг.

Гостиная была пуста за исключением безумно увлеченных, мягко сказать, читателей газеты. Однако кухня кипела жизнью, и часть представителей этого оживления толкались даже в столовой, не умещаясь в тесной комнате. Он видел, как Унохана вынула противень из духовки и выложила на тарелку дымящиеся печенья. Юмичика ударил лопаточкой Ренджи по рукам, когда тот попытался свистнуть парочку на пробу. Все это происходило под веселое звяканье посуды вкупе с жаркими обсуждениями блюд, что со стороны выглядело даже уютным. Но он решил не задумываться об этом.

Как раз в тот момент он вспомнил про мазь.

Он уже вытащил тюбик из кармана и замахнулся, чтобы запустить его в голову отца с наставлением не разбрасывать свои лекарства где попало, когда угрожающая тень накрыла его и в комнату вошел не на шутку расстроенный Кучики Бьякуя. Его взгляд тут же застыл на руке Ичиго, в которой тот держал крем, но уже через секунду капитан опасно прищурился, обратив внимание на его лицо.

Ичиго моргнул, и, недоуменно покачав головой, моргнул снова. Он был уверен, что поймал глюк. Медленно поднимая взгляд от изогнутой брови Бьякуи до черных, как смоль волос, он увидел там розовые заколки в форме кошачьих голов, которые сейчас красовались вместо серебряных клипсов клана Кучики. Его обычно уложенные волосы казались взъерошенными и разной длины, а еще там был... неужели гель для укладки волос?

Краем сознания он отметил, что галдеж прекратился. Вернее сказать, все вообще замерло в напряженной тишине.

- И что, скажи на милость, это такое?

- Ха?

Не опуская руку, Ичиго медленно оглянулся на мазь, лихорадочно пытаясь понять, почему все внимание было приковано к нему, а не к капитану Готея, разукрашенному так, словно тот собрался на чаепитие к маленьким девочкам.

Он совершенно растерялся и, нахмурившись, опустил взгляд.

Практически ничего не делая, Бьякуя смог внушить ужас, просто уперев руки в бока. Его глаза сузились еще сильнее.

На виске Ичиго судорожно забилась вена.

Внезапно из-за спины своего брата выскочила Рукия и, вызывающе тыкая в него указательным пальцем, почти завопила:

- В твоей руке, дурак!

- Что? Это?

Почему ее так интересовал этот крем? Он был даже не его. И, судя по ситуации, сейчас информация о лечебных свойствах мази была не так актуальна. Но красноречивый взгляд Бьякуи говорил об обратном, и, к сожалению, никто не хотел объяснить Ичиго причину его интереса.

- Это… наносится на воспаленные мышцы. Когда мазь впитывается, то жжет и покалывает. Наверное, это как-то расслабляет или что-то такое... – он хмуро затих.

Рукия затрясла рукой, грозя ему пальцем.

- Нии-сама, он признался!

С другого конца комнаты из-за газеты послышалось сдавленное хихиканье.

Глаз Ичиго нервно задергался в унисон с пульсирующей веной на виске.

Откуда-то из глубины дома до него донеслись истошные вопли Карин, с градом внушительных проклятий.

- Какой козел оставил Бен-гей (крем) под унитазом?

«Ха?»

Тюбик выскользнул из его ослабевших пальцев и с глухим стуком упал на пол.

Послышался новый взрыв приглушенного смеха.

«Черт побери».

Кулак Бьякуи мелькнул перед его глазами за долю секунды до того, как, уже в полете, он пересекал расстояние до ближайшей стены.
___________________________________________________________________________________________
Шагая по улице, Ичиго с хмурым видом растирал ушибленную скулу.

Его терпению пришел конец. С него достаточно. В следующий раз, когда Обществу Душ понадобится помощь, чтобы спасти их жалкие задницы, им придется поискать кого-нибудь другого.

Убрав руку от лица, он запихал ее в карман пиджака.

А ведь все могло кончиться вполне сносно, если бы Рукия не нашла в его кармане ножницы, пока, растянувшись на полу, он приходил в себя. Видимо, капитан шестого отряда спал, в то время как предприимчивая Ячиру решила навести ему марафет.

Ичиго мысленно подсчитал количество ран и ушибов на теле
.
Его почти убили. И не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, кто все подстроил. Он раздраженно ворчал.

Его отца всегда было сложно понять, как и невыносимые причуды Кисуке, но когда они сплотились!.. Они превратились в разрушительный ураган хаоса и бедствий. Никто не мог избежать их издевательств. Он поймал себя на мысли, что уже несколько дней хотел, чтобы прошлое его отца навсегда осталось в тайне.

Осмотревшись, Ичиго понял, что уже стоял возле лестницы в квартиру Орихиме.

Какое-то тревожное волнение внезапно всколыхнулось в его груди. Это казалось чем-то нереальным. Он даже представить себе не мог, что когда-нибудь пойдет на свидание с девушкой. Он вообще об этом никогда не думал. В последний раз тряхнув головой, он ухватился рукой за перила и стал подниматься по лестнице.

Поднявшись, Ичиго повернулся к двери, чтобы постучать, когда она внезапно распахнулась и Иноуэ врезалась в его грудь. Буквально через секунду за ней в той же манере вылетела сумочка, и дверь захлопнулась вновь, энергично щелкнув замками.

Какое-то время Иноуэ изумленно хлопала глазами, пока, наконец, не увидела его.

- П-привет, Куросаки-кун!

Глядя на дверь, он прищурился, готовый поклясться, что видел ухоженные пальчики белокурого лейтенанта, которые исчезли за ней.

- Что это было?

Она ярко заулыбалась, размахивая руками.

- Нет, нет! Ничего не было!

Его губы напряженно сжались, когда он сверлил взглядом отверстие дверного глазка. Ей даже трудно было представить, как он разозлится, если она расскажет, что там произошло.

Сморщив носик, Орихиме опустила взгляд на платье... на это очень короткое платье. Оно явно не попадало в разряд скромных. Более того, оно скорее выглядело как… ну, в общем, как одно из платьев Рангику. Ведь именно Рангику и выбрала его. Блондинке хватило лишь одного взгляда на невозможно длинную юбку девушки, чтобы раздраженно фыркнуть и выйти за дверь. А когда Рангику вернулась, то без лишних слов просто сдернула с нее всю одежду и нарядила ее как куклу. Быстрыми уверенными движениями она продолжала колдовать над Орихиме, попутно жалуясь, что у нее даже не было времени подобрать что-то более стоящее. А в следующий момент Орихиме почувствовала, как ее с силой вытолкнули за дверь.

Отступив, Ичиго освободил ее. Ощущая на себе его взгляд, ей внезапно захотелось прикрыться, а лучше вообще провалиться сквозь землю. Он наверняка думает, что она выглядит неприлично! Стыдливый румянец медленно затоплял ее щеки, когда она пристально разглядывала свои туфли, не в силах припомнить, когда Рангику успела обуть ее.

Орихиме отвлеченно моргнула, заметив край своей сумочки. Подняв глаза, она увидела, как Ичиго протягивает ее ей.

- Ты хорошо выглядишь.

Чувство облегчения и теплой радости согрело ее, и она взяла сумку непослушными пальцами из его рук.

- Спасибо.

Отведя взгляд в сторону, он прочистил горло.

- Тогда пошли?

Сглотнув, Орихиме кивнула, слыша, как бьется сердце в груди. Ей в голову вновь ударил его запах, и она невольно попала под его чары. Она вновь чувствовала его уникальный аромат, и воспоминания о восхитительном вкусе его кожи заполнили ее разум.

Она перевела взгляд на его шею и, отрешенно рассматривая ее, переживала приятные моменты снова и снова. Возможно, она так и осталась стоять там, если бы он не взял ее за локоть и не подвел к лестнице. Его ладонь немного скользнула по ее руке, и он прочистил опять горло, чувствуя, как задрожали его пальцы от прикосновения к ее обнаженной коже.

Спуск по лестнице оказался невероятно мучительным. Его ладонь сместилась на ее поясницу, и с каждым шагом она чувствовала щекочущий озноб от легких прикосновений его пальцев. Ей очень хотелось, чтобы он прижал ладонь сильней и провел по спине. Не осознавая, Орихиме попыталась прислониться к его руке, но, спустившись, он отпустил ее.

Она подняла на него глаза, заметив, как Ичиго вздохнул и нервно потер шею, выбирая в какую сторону им пойти. Свежий воздух и оживленная прогулка постепенно очистили ее сознание, когда она неожиданно вспомнила, что хотела у него спросить.

- Куросаки-кун?

- Да?

- Ты не против, если мы сначала зайдем в шоутен? Я хотела бы навестить Юри-чан.

Он внимательно посмотрел на нее, удивленно приподняв брови.

- Конечно. С ней что-то не так?

Спускаясь вниз по проселочной дороге, Ичиго отошел немного в сторону, предлагая Орихиме срезать путь.

Она прикусила губу.

- Просто она никого не знает и Урахара-сан...

Ичиго горько усмехнулся.

- Я тебя понимаю. Ты хочешь убедиться, что она жива и здорова.


Нахмурившись, Орихиме серьезно задумалась.

- Но я уверена, что Урахара-сан не смог бы ей ничего сделать.

- Просто ты не была в моем доме на этой неделе..., - он озадаченно моргнул. - Подожди, а ты что подумала?

Орихиме внезапно споткнулась и замерла. Оглянувшись на нее через плечо, он приостановился, интересуясь причиной заминки, но она продолжала пристально смотреть прямо перед собой.
Проследив за ее взглядом, он сразу же все понял.

Дверь в шоутен была открыта. Широко открыта. Только на этот раз в проеме не маячила забавная фигура владельца магазина. Ичиго не мог припомнить случая, чтобы они когда-нибудь оставляли дверь открытой.

Он сжал значок синигами рукой.

- Орихиме.

Под ее ногами хрустнул гравий, и он догадался, что сейчас она смотрит на него.

- Я хочу, чтобы ты пошла ко мне домой и нашла Урахару.

Не услышав никакого движения, он повернулся к ней, встречаясь с ее взволнованным взглядом.

- Со мной все будет хорошо. Поспеши, ладно?

Она кивнула и, не спуская с него глаз, сделала несколько шагов назад.

- Да, да, конечно... так не хочется портить ваш идеальный план.

Ичиго опомнился немного поздно. С треском оторвав значок синигами от пояса, он стукнул себя в грудь и подскочил вверх. Но все равно не успел.

Сзади него кричала Орихиме, видя, как его ранили, но он не стал отворачиваться от опасного противника. Хотя это уже не имело значения. Лезвие Гина поймало его во время перевоплощения, и пронзило руку насквозь, раскромсав мышцы. Ичиго скользил в воздушном пространстве, пытаясь остановиться, и уверенно расчехлил Зангетсу.

Гин улыбался.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Отразив другое нападение, Ичиго заскрипел зубами, борясь с желанием вытереть липкую кровь, стекающую по его руке. Что Ичимару здесь делал?

Он увернулся от очередного выпада, еле избежав ранения. Ему не нравился ход боя. Он не мог только защищаться. Рано или поздно один из этих ударов обязательно достигнет цели.

И как будто в подтверждении своей мысли, он услышал откуда-то снизу сдавленный крик Иноуэ. Непроизвольно сжав меч обоими руками, он обернулся, увидев, как Орихиме падает на его тело сквозь золотой дождь из осколков щита. Темно-красный разрез разорвал ее бок, где лезвие Гина отскочило от кости.

- Иноуэ!

Она не шевелилась.

Удушливый ужас сжал его горло железной хваткой, и в течение секунды все, что он мог вдохнуть, был лишь собственный страх.

Тогда она вздрогнула. Пальцы ее правой руки судорожно сжали воздух, и, с легким трепетанием ресниц, она открыла свои глаза.

Голос Гина раздался прямо за его плечом.

- Ты хоть представляешь, сколько раз я мог убить тебя?

___________________________________________________________________________________________
Орихиме моргнула, чувствуя, как мир постепенно возвращается к ней в виде нечетких форм и размытых красок.

Боль в боку показалась ей тупой и нудной по сравнению с пульсирующими взрывами в висках. Когда она попыталась сесть, ее желудок перевернулся, и ее бы точно вырвало, если бы он не был пуст. Она изможденно упала вновь. Не имея сил поднять голову, дрожащими руками она стала ощупывать себя, пытаясь найти причину боли. Спустившись с грудной клетки, ее пальцы наткнулись на глубокую рваную рану, и, осторожно касаясь краев, она попробовала обследовать ее.

Она сглотнула.

Ичиго просил ее бежать, но она не могла. Не могла оставить его раненное тело истекать кровью на земле. Потому что если бы он не смог вернуться... Орихиме покачала головой и попыталась подняться снова.

Тогда перед ней стояла одна цель - оттащить его в ближайший кустарник, вылечить и бежать за помощью. Но именно в тот момент перед ее глазами мелькнул меч Гина.

Держась дрожащими руками за лодыжки, она подтягивала себя вверх, видя перед глазами серые вспышки света. Кусты были в двадцати метрах, но она была не в силах дотащить его туда. Она не могла даже встать.

Сверху раздавался протяжный звон бьющейся стали, и краем глаза она заметила, что соперники переместились в другую сторону. Ичиго с ошеломляющей свирепостью оттолкнул Ичимару назад, отчего полы его черного шихакушо взметнулись вверх. Она не видела, когда он вызвал банкай или надел маску. Сколько же времени она была без сознания?

Орихиме повернулась к телу Ичиго, и попыталась сконцентрироваться на его ране. Облизав пересохшие губы, она дрожащими руками вызвала Шунь`О и Аяме. Но когда они появились, их свет слабо мерцал, словно пламя угасающей свечи.

Никакого эффекта.

Ее сердце громко колотилось, отзываясь болью в висках, и, отведя глаза в сторону, она попыталась собраться с мыслями. Щит должен работать. Просто ей надо хорошенько постараться. Ей надо сосредоточиться. Орихиме прижала руки к щиту, размазывая ладонями кровь по его поверхности, и действительно купол окреп. С ее губ слетел судорожный вздох облегчения когда она увидела, что кровотечение остановилось, и рана начала постепенно затягиваться.

Неожиданно рядом с ней упало что-то тяжелое, засыпав Орихиме песком и пылью. Отшатнувшись, она часто заморгала глазами.

Но когда пыль развеялась, она увидела перед собой Юри. Девочка была вся окровавлена, ее руки под неестественным углом были связаны за спиной.

Орихиме охватила дрожь, а пальцы окоченели. Перед ее глазами вновь поплыли пятна. Юри была без косичек. Они были оторваны. Хотя одна из них лежала на ее голове, спутанная в кровавом месиве оторванного скальпа. Ее распухшие губы были слегка приоткрыты, и из красно-фиолетовых ушибов сочилась кровь.

Тогда перед ней предстал Шань-Цзин, яркий, изящный и красивый, блистая и переливаясь словно радужная пленка бензина на воде. Она чуть не закричала, услышав чудовищный треск хрустнувшей кости, когда он поставил ногу на неподвижное тело Юри.

- За что? - Горячие слезы катились по ее лицу. - Она же просто ребенок... Как вы можете?

Алые глаза прищурились, вспыхнув зловещим светом.

- Ребенок? Ты думаешь, что если у нее внешность ребенка, то внутри она такая же? - он иронично хмыкнул. - Я лично видел как этот ребенок ел людей, выворачивая их наизнанку, опустошал города словно эпидемия, делал такое, что тебе не снилось в самых жутких кошмарах, - его красивые губы изогнулись в противной усмешке, когда он выплевывал факты ей в лицо. – Конечно, она может быть просто ребенком, но до тех пор, пока не схватит тебя за горло.

Он сделал шаг ближе. Но она не собиралась отступать. Не собиралась доставлять ему удовольствие видеть, как она упадет. Они оба знали, что она не сможет бежать. И даже если бы она была здорова, то все равно никогда не оставила два беззащитных тела в руках врага.

Орихиме чувствовала как ее коленки, шаркнув по грязи, немного двинулись вперед. Пошатнувшись, она схватилась за камни, лежащие у ее ног.

- Меня не волнует, что она сделала. Так нельзя. Никто не заслуживает такого отношения. Даже если она что-то сделала вам-

- Мне? - он склонил голову на бок. – Скорее, это как вернуть назад любимую зверушку. Это не месть... - он улыбнулся. - Это - удовольствие.

Он двинулся. И за долю секунды до его нападения она попыталась кричать. Но он уже был рядом и, навалившись, опрокинул ее на спину. Мелкие камни остро впивались в кожу, жадные пальцы ковыряли рану на ее боку, когда ее рассудок не выдержал, отправляя ее в черную бездну беспамятства.

___________________________________________________________________________________________
Ичиго ловко развернулся, задавшись целью добраться до другой стороны здания, и ринулся вперед на максимальной скорости, какую только мог развить. Каскад колющих ударов меча следовал прямо за ним, почти касаясь его летящего тела.

- Как же это весело... - улыбнулся Ичимару, возвращая меч в исходное состояние. Не упуская удобного случая, Ичиго быстро развернулся на пятке, отправляя ему в ответ мощную волну темной энергии с лезвия Зангетсу. Ичимару исчез, но через мгновение появился снова буквально в шаге от Ичиго. - ..., похоже ты так ничему не научился.

Металл шипел против металла, когда их мечи терлись о лезвия друг друга.

- Ты все еще одержим идеей защитить всех и вся, - его хитрая улыбка стала шире. - Ты знаешь, именно поэтому Айзен выбрал тебя. Он так легко манипулировал тобой. Всеми вами... жалкими жертвами собственных убеждений... И что я вижу? Ты так и остался тем же импульсивным малышом. Тем же трусливым маленьким мальчиком, которого пугает собственная сила.

Ичиго крепче стиснул зубы, направляя всю ярость в сжатые руки. Он прекрасно знал, что Гин просто заводит его, вынуждая в гневе совершить ошибку. Он знал все, но сейчас это не имело значения. Слова задели его за живое.

Он с рычанием отпихнул Ичимару назад и, хлестнув по дуге мечом, направил конец на его горло. Гнев почти поглотил его, когда он выцеживал слова сквозь сжатые зубы:

- Что ты знаешь об этом? Ты бы не смог этого понять, даже если бы жил вечно.

- О?..

- Ты делал все, что хотел, и посмотри кто ты теперь. Твои схемы и заговоры отняли у тебя всё, заставив невинных людей платить по твоим счетам. А разгребать то, что ты наворотил, пришлось мне. Но в любом случае Айзен так же попользовался и тобой. Поэтому не тебе говорить мне об этом!

Темно-красные глаза мрачно мерцали из-под тяжелых ресниц.

Ичиго отразил удар, отбрасывая лезвие его меча далеко в сторону.

- Что ты хотел? На что ты обменял свою душу?

Он не знал, почему это было так важно, почему это имело значение. Он просто должен был знать.

- Неужели из-за силы?

- Конечно.

Ичиго заскрипел зубами.

- Ты врешь.

- Ты так думаешь?

- Тогда что?

На лице Ичимару возникло деланное удивление.

- Хочешь сказать, что так и не понял? А я-то думал, ты можешь прочесть сердце противника, скрестив с ним мечи.

Нахмурившись, Ичиго покачал головой.

- Только не твое.

- Ну, это твои проблемы. Но ведь мы сегодня хорошо позабавились? – он демонстративно спрятал меч в ножны. - А теперь я думаю, что у нас есть другие дела, согласен?

Ичиго впился в Ичимару подозрительным взглядом.

- О чем это ты?

Гин остановился и, обернувшись через плечо, одарил своей коронной усмешкой.

- А ты думаешь, что я пришел один?

Ичиго замер на месте, и перед его мысленным взором мелькнули пряди темно-рыжих волос.

«Орихиме!..»
___________________________________________________________________________________________
Орихиме плыла. В оцепенении и холоде она медленно дрейфовала сквозь унылую серую пропасть, пока мир вокруг нее не исказился и не вытолкнул ее на поверхность сознания, словно воздушный пузырь из бездны вод. Первое, что ее посетило, - это чувство чего-то мокрого и горячего у нее во рту. Она резко откинулась назад, но добилась лишь того, что ударилась головой о землю. После этого пришло ощущение жадных рук на ее теле, которые с животной страстью сжимали ее бедра и грудь, добирались до промежности.

Внезапно все отступило и, распахнув глаза, она увидела, как что-то подняло Шань-Цзина в воздух, отбрасывая его в сторону, словно он весил не больше мешка риса. Ловко приземлившись в нескольких метрах от нее, он угрожающе зашипел и, развернувшись, приготовился к контратаке, когда увидел своего противника.

Напротив него стоял тот самый человек с лесного лагеря и, изящно изогнув бровь, презрительно смотрел на него. Его губы недовольно скривились.

- Кажется, я приказал тебе вернуть то, что принадлежит мне, а вместо этого я вижу как ты развлекаешься, насилуя женщину в грязи.

Глаза Шань-Цзина широко распахнулись. Он начал лихорадочно вытирать рот рукой, словно желая скрыть следы преступления.

- Н-но лорд Тусан, я все исполнил, - и он дрожащим пальцем указал на изувеченное тело Юри.

Глаза Тусана стали подобны кроваво-красной буре. Он даже не удосужился посмотреть в ту сторону. Шань-Цзин обреченно уронил руку вниз.

- Принеси ее.

Поднимаясь с колен, Шань-Цзин ухватился за веревки, стягивающие руки Юри, и рывком поднял ее тело с земли.

Орихиме изо всех сил пыталась пошевелить онемевшими конечностями.

- Нет!

Шань-Цзинг издевательски ухмыльнулся Орихиме, зная наверняка, что сейчас она настолько слаба, что даже не сможет подняться. Но когда она бросила на него испепеляющий взгляд его улыбка тут же погасла. Отбросив пленницу в сторону, он метнулся к ней, и грубо сжав в кулаке горсть ее волос, запрокинул голову назад.

- Все еще считаешь, что ты слишком хороша для меня? - Он склонился к ее лицу, улыбаясь противной улыбочкой. - Поверь мне, очень скоро это изменится.

- Шань-Цзин.

Поглощенный собственным гневом, он проигнорировал холодный окрик, в котором сквозила прямая угроза.

- Как только мы порежем ту девчонку, я стану Богом, и первое, что я сделаю-

Сначала был шепот стали, и только потом движение. После мерзкого хруста перерубленных сухожилий и костей, из его шеи хлынул фонтан крови, прежде чем его голова откатилась в сторону. Орихиме дико завизжала, захлебываясь в резком вкусе металлической жидкости во рту, и снова упала на землю под тяжестью его обезглавленного тела.

Лорд демон пренебрежительно задвинул катану обратно в ножны.

- Распущенный идиот. Кому нужен подчиненный, который не умеет держать язык за зубами?

Орихиме пихалась, подключая все оставшиеся силы в попытке скинуть с себя труп. Но у нее ничего не получалось. Он был уже мертв, но она все еще ощущала слабые конвульсии его тела.

Подняв Юри одной рукой, высокий ёкай резко развернулся, исчезая на миг в вихре длинных одежд, и, подняв другую руку перед собой, выставил указательный палец вперед. Он потянул руку вниз, с треском разрезая воздух когтем, и, отодвинув пространство как занавес, ступил в темный эфир.

Орихиме тихо застонала, отчаянно борясь с истерией.

«Ичиго...»

Она задыхалась, пытаясь вдохнуть снова и снова. Ее легкие горели от усилий, но она так и не смогла вздохнуть, как следует. Слабо извиваясь, ей постепенно удалось немного сдвинуться. Вытащив из-под тела руку, она медленно освободила ноги, пока, наконец, не смогла окончательно выскользнуть из плена его трупа. Почувствовав прилив сил, она поднялась на ноги и, шатаясь из стороны в сторону, шагнула назад. Она шла до тех пор, пока его тело не превратилось в размытое пятно. Наконец-то ей больше не придется смотреть на него.

Темная фигура возникла перед ней настолько неожиданно, что Орихиме закричала, понимая, что враг снова здесь.

Она резко отшатнулась от протянутой ладони, и выставила руки перед собой, пытаясь защититься.

- Орихиме... это я.

Перед ее глазами тень начала обретать четкий вид, принимая черты встревоженного лица Ичиго. Бросившись к нему, она разрыдалась от облегчения, и, не обращая внимания на боль в израненном боку, начала цепляться за него руками. Сжав дрожащими пальцами шихакушо, она уткнулась лицом в его грудь, повторяя его имя снова и снова, пока не почувствовала его теплые руки на себе.
Он обнимал ее трясущееся тело, но она не знала, кто из них дрожал больше. Все, чего она хотела - это остаться с ним, наслаждаясь чувством безопасности.

Ичиго гладил ее по спине, осторожно, стараясь не касаться ран. Она прерывисто вздохнула, когда он убрал волосы с ее плеча и уткнулся лицом в шею. Его легкое дыхание трепетало на ее коже, согревая ее.

Позади них хрустнул гравий.

Резко вскинув голову на звук, Ичиго прижал ее к себе одной рукой, и стиснул Зангетсу в другой. Он напряженно согнулся над ней как животное, готовое убить кого угодно. Он замер, и, казалось, не двигался вообще, если бы не рука, которая сжимала ее. Его хватка стала почти невыносима, и Орихиме начала задыхаться. Кровь ударила ей в голову настолько сильно, что у нее зазвенело в ушах, и она еле-еле смогла расслышать звук знакомого голоса. Но Ичиго лишь сильнее сжал руку вокруг нее и огрызнулся.

Орихиме моргнула, желая спросить, почему он ругался с отцом, но она не могла дышать. Его власть была слишком жесткой. Она извивалась всем телом, пытаясь освободиться, но он не поддавался, продолжая держать ее словно в железной клетке. И когда он проворчал что-то снова, она догадалась, что сейчас он обращался к ней.

Мир снова поплыл перед ее глазами. Большая потеря крови и недостаток кислорода объединились, помутив сознание. Ее голова безвольно откинулась назад, и она расслабилась в его руках, скользнув в бессознательное состояние.

Иссин нахмурился, когда заметил, как обмякло тело Орихиме. Она больше не пыталась вырваться из объятий.

- Ичиго, - медленно начал он, пытаясь достучаться до сознания сына, через разум его темной половины. - Она умирает. Ей нужна помощь.

Через мгновение Иссин слабо выдохнул, видя, как Ичиго медленно разжал напряженную руку и мягко опустил ее на землю. Состояние Орихиме было критическим. Она находилась на грани. Если он правильно смог рассмотреть ее рану с этого расстояния, то она была чертовски крепким ребенком. Здоровые мужики умирали от подобных ран.

Он кинул через плечо:

- Кисуке.

Кисуке стоял, прислонившись спиной к стене магазина, и, словно ничего не видя, продолжал вращать в руке трость.

- Еще минуточку...

Нахмурившись, Иссин повернулся, глядя поверх шляпы Урахары.

- У нее в запасе нет ни секунды.

От внезапного взрыва духовной энергии камни на земле затряслись, дробно стуча друг об друга. Он развернулся как раз вовремя, чтобы увидеть резкую атаку Ичиго, и его потонувшие в темной реяцу глаза. Среагировав на удар, Иссин отпрянул назад и, перевернувшись в воздухе, вновь встал на ноги. Острая боль пронзила его грудь, но он не стал смотреть вниз, видя, что его сын приготовился к новому нападению.

Тяжелое давление Пустого возрастало с каждым движением, и он чувствовал, как его прижимает к земле. С искривленных в дерзкой усмешке губ Ичиго сорвалось злобное рычание. Волосы на руках Иссина встали дыбом, потому что звук был по-настоящему жуткий.

Проворно проскользнув мимо бойцов, Кисуке проигнорировал грубое рычание Пустого, когда тот пытался вырвать глотку Иссина.

- Ах, как все-таки приятно... наблюдать за развитием теплых отношений между отцом и сыном.

Иссин взвизгнул, в последний момент успев отскочить от зверского маха меча.

- Какие, в жопу, отношения! Он на самом деле хочет убить меня!

- Конечно, хочет. А ты думаешь, почему я пропустил тебя вперед?

- Кисуке...

С легким наклоном головы, он перевел взгляд в сторону, вглядываясь в напряженную фигуру Ёроучи. Скрестив руки на груди, она наблюдала за боем, недовольно нахмурив брови. Он пожал плечами и, опустившись перед Иноуэ на колени, начал тихо шептать исцеляющее заклятие.

- Теперь все будет хорошо.

- Ему становится хуже. Эта сущность может выходить теперь в любое время, и, черт возьми, делать что хочет.

Она вновь перевела взгляд на борьбу, уже видя как Иссин, обхватив сына за талию, изо всех сил пытается помешать ему отрезать светловолосую голову владельца магазина.

Казалось, что Кисуке даже не замечал свистящие махи меча, рассекающий воздух буквально в сантиметре от его лица.

- Он поглощает его.

- И дело здесь не в гормонах.

Он попытался скрыть лукавую улыбку за краем своей шляпы.

- А ты уверена?

- Не уклоняйся от ответа.

- Я и не собирался, - улыбка исчезла с его лица. - Ёкай явились не за тем, о ком мы думали. И у нас появилась надежда на благополучный исход. Кажется, это по уши влюблено в нее, - он остановил пристальный взгляд на Пустом. - Ведь ты же знаешь, как я не люблю вмешиваться...

Ёроучи впилась в его затылок суровым взглядом, после чего вновь сосредоточилась на борьбе.

- Стать Богом... какой нелепый план.

И, уверенно шагнув вперед, она опустила кулак на затылок Ичиго, отключая его сознание.

Надрывно кашляя, Иссин обессилено рухнул на землю, наконец избавившись от смертельной хватки сына.

- С-спасибо.

- Да ладно. Только в этот раз вы вдвоем понесете их.

@темы: фанфики и зарисовки, Ядовитые красные розы.