Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:56 

Ядовитые красные розы. Глава 21.

Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
ссылка: www.fanfiction.net/s/6481329/1/Tainting-the-Ros...
Автор: Child of the Ashes
Разрешение на перевод: Есть.
Перевод: aad02
Бета: Тётушка Тэ до 10-й главы. Ловец до 17-й главы. Мое новое имя (так зовут бету).
Пара: Dark Ичиго/Орихиме/Ичиго.
Рейтинг: NC-17
Жанр: Гет, романтика, драма, ангст, юмор.
Размер: Макси.
Статус: в процессе.
Предупреждение: Нецензурная лексика, ОЖП, ОМП, насилие. ООС на всякий случай.
Саммари: Ичиго знал, что порой ему бывало трудно постичь суть некоторых вещей. Он всегда учился на собственном горьком опыте. Но сейчас ему нельзя совершить ошибку. Его Пустой затеял опасную игру, вовлекая в нее и Иноуэ.
От переводчика: Посвящаю этот перевод всем поклонникам Ичи/Хим, и Ловцу за поддержку.
Надеюсь вам понравится.





Слушая ровное дыхание Ичиго, Орихиме пристально смотрела в окно над его кроватью и наблюдала, как свет снаружи начал слабо бледнеть, становясь болезненно серым. Монотонный стук дождя, отражаясь от крыши, постепенно заполнил комнату глухим шумом ливня, и ручейки воды словно слезы катились по стеклу, сбегая вниз.

Тоскливое настроение природы как нельзя кстати соответствовало состоянию ее души. Ее сознание беспокоил мрачный унылый гул, который она была не в силах ни остановить, ни смириться. Ей было странно ощущать приятный комфорт, в то время как ее душу выворачивало наизнанку. Но так она себя и чувствовала. Прислонившись боком к Ичиго, простыни ласкали ее шелковой нежностью, и проникающий холод с окна почти не ощущался рядом с его теплым телом. Даже спящим он выглядел небрежно изящным. Словно гибкий ленивый хищник.

Рука Ичиго на ее животе слегка напряглась, сжимая ее бедро, но уже через мгновение снова расслабилась. Ей нельзя было оставаться, нельзя просыпаться рядом с ним, потому что она была не достойна такого близкого момента. Но она не могла шелохнуться. Она пробовала выскользнуть из его объятий, но он тут же просыпался. Он спал невероятно чутко.

Орихиме глубоко вздохнула и отстранилась от него. Его аромат был настолько притягателен, что ей отчаянно хотелось уткнуться лицом в его грудь и задохнуться. Но что-то удерживало ее.
Все было не так, как ей хотелось.

В ее мечтах пробуждение рядом с ним было удивительным, похожим на сказку. Конечно, так оно и было... За исключением того, что ни в одной сказке не было столько страданий.

Орихиме никогда не читала истории, в которых описывалась боль всего тела после ночи погони. Или о леденящем страхе, струйкой стекающем по позвоночнику, когда ты понимаешь, что не убежишь. В них не было ни слова о том, как умирает человек, и как бьется в конвульсиях его тело. В тех сказках женщина легко прощалась с прошлым, а не пыталась залить воспоминания вином, и герой не просыпался от кошмаров. В конце концов, ни в одной сказке герой не боялся потерпеть поражение.

Орихиме знала об этом всегда, но от этого ей было только хуже. Она думала, что поняла все тогда, давным-давно, когда задумчиво изучала окровавленные плиты Уэко Мундо, занесенные пылью песчаных бурь. Она думала, что поняла все в прошлый раз, когда решила уйти.

Как глупо. Каким же глупым ребенком она была, совершая наивные необдуманные поступки.

Орихиме закрыла глаза и, почувствовав жалящий укол около переносицы, остановила слезы. Ее время истекало, снова. Только теперь она ощущала горечь, которая отражалась в каждом втором ударе ее изнывающего сердца. Она знала, что будет дальше. Она будет той, кто разорвет их связь собственными руками. Иначе кто еще сможет это сделать?

Как же она была глупа. Запутавшись в паутине детских грез, ей уже не было места в ослепляющем свете реального мира. И как только Ичиго узнает правду, он больше никогда не захочет вновь ее видеть. Как все в итоге свелось к тому, что предательство стало единственным выходом?

Она вздрогнула, чувствуя, как он пошевелился, и поспешно отодвинула страхи прочь. Сейчас у нее не получится улыбнуться, но хотя бы на время она сможет избавиться от жалости к себе. В конце концов, за это стоит заплатить своим счастьем.

Твердые мускулы скользнули по бархатной коже, и Орихиме поняла, что Ичиго проснулся. Расслабленно растянувшись возле нее, он сел, согнув спину как кошка. Легкая улыбка коснулась его губ и, взглянув на нее, он провел рукой по взъерошенным волосам, поправляя простынь, собравшуюся вокруг его обнаженного торса.

Всего на одну секунду ей показалось, что болезненный тик в ее сердце пропал.

Орихиме сглотнула и попыталась вспомнить, как дышать.

«Нет... не надо... не начинай тосковать по нему... Не думай, что все изменится только потому, что ты этого хочешь».

Она боролась со своими эмоциями, когда внезапно почувствовала, что ее спина оторвалась от кровати.

Он склонился и поцеловал ее. Сжимая ее в ладонях, он нежно провел подушечкой большого пальца по краю груди.

В тот момент ей показалось, что он мог почувствовать и узнать все ее маленькие грязные тайны. Но к ее изумлению он углубил поцелуй, превращая его в сладкий, медленный и пьянящий. С тяжелым дыханием он отстранился и улыбнулся вновь.

Ичиго опустил голову к ее шее, вдыхая тонкий аромат.

- Так просыпаться мне нравится намного больше.

Тихий смех невольно вырвался из ее груди, и улыбка заиграла на губах, стоило ей вспомнить, как его отец обычно поднимал его с кровати. Орихиме резко вздохнула, чувствуя, как он мягко укусил ее шею и, не останавливаясь, начал ласкать губами нежную кожу над веной. Дрожь мгновенно пронзила ее, и волна интенсивного жара от его горячих губ хлынула вниз, разливаясь между бедрами.
Это действительно были их последние мгновения вместе?

Орихиме отказалась об этом думать и, запустив пальцы в его волосы, стала плавно массировать затылок, спускаясь все ниже и ниже к жестким мышцам его спины. Эти мысли не нарушат их момент. Она не позволит им красть у нее драгоценное время.

Целуя, Ичиго добрался до задней части ее шеи, чувствуя, как при каждом его прикосновении, ее тело то напрягалось, то расслаблялось вновь.

Он улыбнулся мысли о своей невероятно застенчивой девушке, пока покусывал и облизывал каждую бороздку шрама на ее плече. Хотя... вчера вечером она не была так стеснительна. Фрагменты памяти вспыхнули в его сознании; ладони, ласкающие гладкую кожу, сжатые бедра вокруг него, когда он входил в нее.

Мелко задрожав, Ичиго в последний раз поцеловал ее плечо и отступил. Сейчас, больше всего на свете он хотел продолжить, и только мысль о том, сколько неприятностей будет, если их застанут, сдержала его. Ему следует выйти из комнаты прежде, чем проснется весь дом. Но это вряд ли произойдет, если она не сменит это ошеломленное выражение лица или не прекратит облизывать губы тем мягким розовым кончиком языка.

Мучительно застонав, Ичиго откатился от нее и, проведя рукой по лицу, заставил себя успокоиться. Он не хотел оскорбить их обоих. Черт. Он уже был перевозбужден. За окном шумел дождь, гулко барабаня по крыше, и незаметно для себя они погрузились в собственные мысли.

- Я тоже люблю тебя.

- А? - Ичиго моргнул, когда понял, что его застигли врасплох.

Глаза Орихиме были закрыты, и тонкая кожа вокруг ее носа сморщилась в напряжении.

- Я просто хотела, чтобы ты знал.

В течение секунды для него ничего не имело смысла, пока он не вспомнил последние слова, которые произнес этой ночью. Он прочистил горло, почесал затылок, чувствуя, как жар опалил его шею.
Мысли кружились в его голове в поиске ответа.

«Черт побери, Ичиго... Скажи что-нибудь. Только не молчи».

Повернув голову, она с улыбкой посмотрела на него, и он понял, что не должен ничего говорить в ответ. В нем что-то щелкнуло и освободилось. Возможно, именно потому, что она ничего не ждала от него взамен, его грудь надсадно заныла, и сердце стало стучать через раз.

Он отвернулся и, вновь устремив взгляд на потолок, тяжело вздохнул.

- Глупая, я уже давно знаю об этом.

Не слыша ответа, он оглянулся, и не смог удержаться от смеха, когда увидел ее изумленные глаза и слегка приоткрытый рот. Он облегченно выдохнул, чувствуя, что все встало на свои места. Никто на целом свете не мог сделать это лучше ее. Когда с ёкай будет покончено, когда они вернутся домой, он обязательно отыщет возможность проводить с нею больше времени. Накопить немного денег и, после средней школы, возможно...

Вздохнув, он покачал головой, чувствуя на себе ее любопытный взгляд.

Наверно, он немного поторопился с мечтами, ведь для начала ему следует как-то окончить школу и хотя бы устроить нормальное свидание, желательно без опасных для жизни событий.
В последний раз поцеловав ее, он соскользнул на пол и стал подбирать с пола свою одежду, бросая ее на край кровати. Он немного удивился, что совершенно не чувствует дискомфорта под пристальным взглядом Орихиме. Это было так странно. Но если оглянуться назад, это был не самый смущающий вид, что ей доводилось видеть. Она видела его в обличье монстра, видела его страх, видела его поражения... но она никогда не отворачивалась от него. Она никогда не смотрела на него презрительно свысока, и он уже знал, что никогда и не будет.

Он рассеяно уставился на рубашку в руках, о которой успел забыть.

Это было слишком. Она была слишком хороша для него. Он был уверен, что ничем не заслужил такую девушку. Ему вдруг стало страшно. Как будто в любую секунду кто-то, кто управляет судьбами людей, мог обнаружить ошибку и отобрать ее у него.

Он на самом деле любил ее. Не той мимолетной страстью или скоротечной влюбленностью. Это было настоящим до такой степени, что каждый раз, когда он думал об этом, его ноги подкашивались.

Он натянул рубашку через голову и обернулся.

- Тебе нужна какая-нибудь одежда?

Моргнув, Орихиме вскинула голову, оторвав взгляд от исчезнувшей под рубашкой груди.

- Н-нет. Йороучи вчера сходила в мою квартиру после того как... - она отвела взгляд. - Она вчера была в моей квартире.

В течение секунды Ичиго пристально всматривался в ее лицо, после чего кивнул.

- Тогда встретимся внизу.

Отодвинув стул от двери, Ичиго осторожно выглянул в прихожую и вновь оглянулся к Орихиме. Ее потухшие глаза по-прежнему изучали стол, и предчувствие чего-то неправильного ободрало ледяными когтями его позвоночник.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В подземном учебном центре, в подвале Шоутена Урахары, сегодня было людно. Группа из синигами, людей и единственного Квинси внимательно наблюдала за блестящей игрой белого и синего цвета между столбами ворот, которые должны открыть им путь в родные земли ёкай.

Кончиками пальцев Орихиме осторожно потерла маленький контейнер в ее кармане. Ее рука на миг замерла, и она сжала ее в кулак, пока не почувствовала острую боль от ногтей. Пространство между столбами стало вращаться, и в темно-фиолетовом вихре начали появляться другие цвета. На мгновение она плотно закрыла глаза, но, открыв вновь, заметила, что Урахара и Тессай уже закончили работу.

Воздух рядом с ней всколыхнулся и возле нее появился Ичиго. Он уже был в форме синигами и рукава его шихакушо мягко скользнули по ее опущенной вдоль тела руке. Она чувствовала его пристальный взгляд, и ей даже не надо было оглядываться, чтобы представить его плотно сжатые губы на мрачном лице. Но она не могла повернуться, не могла заглянуть в его глаза, потому что боялась сломаться.

Его голос тихим шепотом коснулся ее ушей.

- Ты готова?

«Нет».

Это был верный и неверный ответ, потому что на самом деле он спрашивал о другом. Она уловила в его словах другой смысл. «Ты уверена?»

Сколько же времени прошло с тех пор, когда она чувствовала себя в чем-то уверенно? И проблемы продолжали накапливаться и сдавливать ее со всех сторон, пока она не потерялась в этой давке. Орихиме впервые видела, как Ичиго прощался со своими сестрами. И ее удивило то, что после всего нескольких беспечных уверений на их лицах отразилась такая уверенность, что от страха и тревоги не осталось и следа. Но Орихиме знала на собственном опыте, чего стоила эта уверенность.

Пространство в воротах выгнулось, вспыхнув ослепительным светом.

Неожиданно она пожалела, что не владела навыками кидо, и даже не пыталась вникнуть в эту чудодейственную науку. Совокупность жестов и слов. Это все, что требовалось, чтобы развернуть мир в желаемом направлении. Но в целом мире не существовало силы, способной изменить направление, которое выбрала Орихиме. Она приняла решение и не сойдет с дороги, как бы сильно этого не хотела. Поэтому на его вопрос она просто кивнула в ответ.

Ичиго вздохнул и отвел взгляд к воротам. Сияние потухло, и территория между столбами преобразовалась в длинный туннель, убегающий в темную даль.

Проснувшись сегодня утром в его теплых объятиях, Орихиме чувствовала, как что-то растет у нее внутри. Тяжесть, которую она ни разу не испытывала, теперь сдавливала ее грудь. Она чувствовала беспомощность и какую-то дряхлость, а где-то глубоко в душе даже горечь. Но тогда она решила не копаться в себе. И только дома, свернувшись на кровати клубком, она смогла вытащить свое прошлое, чтобы мучить и обвинять себя. Тогда ей можно было быть слабой, но не сейчас.

В конце концов, порой горечь и мудрость очень похожи.

Расправив плечи, она шагнула вперед, пытаясь подавить дрожь, которая в любой момент могла охватить ее. Ей было невероятно трудно, но это был единственно верный выход.

Отыскав взглядом Рангику, она прослушала последние инструкции, и шагнула в тоннель следом за ней, пропуская вперед Урахару с Йороучи.

Ичиго хмуро изучал напряженную спину Орихиме и ее судорожные движения, когда она шла в ногу с высокой синигами.

Он что-то упустил. Она была не похожа на себя. Неужели она пожалела о том, что они сделали? Он глубоко вздохнул и, сложив в уме все за и против, понял, что этого не может быть. Нет, скорее всего, она волновалась из-за девочки. Конечно. Орихиме не настолько эгоистична, чтобы думать о них сейчас.

Совсем не такая, как он.

Он подавил стон и сжал руки в кулак, чтобы что-нибудь не разбить. Он понятия не имел, почему ее тихий, замкнутый вид так беспокоил его, почему это внушало ему такую гребаную неуверенность. Раньше он сам вел себя так, но она никогда не нарушала его личное пространство. Тогда почему ему было так трудно сделать то же самое?

- Ты выглядишь расстроенным.

Повернувшись, Ичиго увидел рядом с собой отца. Не желая участвовать в разговоре, он плотно сжал губы и промолчал. Но когда в тусклом свете перед его глазами мелькнула бело-зеленая полосатая шляпа Кисуке, в нем словно что-то щелкнуло.

- Ты знаешь, что Урахара сказал Орихиме вчера вечером? - произнес он, стараясь скрыть беспокойство в голосе. Но увидев язвительную улыбку отца, понял, что у него не получилось. Ичиго раздраженно вспыхнул. - Неважно. Забудь.

- Ты считаешь, что она волнуется из-за этого?

- Я уверен, что... - он осекся, понимая, что сболтнул лишнее, подтвердив не только то, что она волнуется, но и признав собственное беспокойство. Странное сходство его отца с Урахарой стало приобретать для него какой-то нездоровый смысл. Ичиго впился взглядом в плохо замаскированную улыбку Иссина, но даже ему было видно, что в ней не хватало обычного энтузиазма.

Он вновь перевел взгляд на Орихиме, видя, как она мягко отвергала попытки Рукии приподнять ей настроение. От ее неестественного поведения в его груди что-то неприятно заныло, а душа наполнилась холодным ожиданием. Каждый раз он ждал, что она повернет голову и оглянется назад. Каждый раз он ждал, когда она почувствует его взгляд и захочет встретиться с ним глазами, но она не поворачивалась. Она просто продолжала идти, как шла, спускаясь вниз темной влажной тропой, устремив взгляд вперед. Сейчас у него не было времени играть в игры со своим отцом. Единственное, что ему было нужно, это искренность, и надежда на то, что старик ответит ему откровенно.

- Он снова сказал, что не будет с ней заниматься?

Его отец не отвечал в течение долгой секунды.

- А разве это плохо? По ней не скажешь, что она сможет причинить кому-то боль.

- Ты, уже забыл, как она тебе сломала нос? - Ичиго вздохнул, игнорируя его несвязные пылкие протесты. - Я не хочу, чтобы она сражалась... Но он мог, по крайней мере, научить ее защищаться.

- Ну, если ты действительно так думаешь, то почему сам не научишь ее?

Его нога встретилась с камнем и, споткнувшись, Ичиго неловко дернулся вперед, чтобы удержать равновесие.

- Э-это...

- Это потому что ты прекрасно знаешь, что одной защиты недостаточно. Если она начнет битву, полагаясь только на приемы защиты, для нее это будет смертельный приговор. Именно поэтому существуют такие люди как мы, Ичиго. - Иссин глубоко вздохнул и взял настолько длинную паузу, что Ичиго засомневался в продолжении. - И пока у нее нет достойной причины, за которую она готова отдать свою жизнь, это будет бестолковой игрой со смертью. К тому же... - Он нахмурился. - Ты уже занимался с Кисуке, ты действительно хочешь, чтобы она-

- Нет.

Мягкое хихиканье Иссина прервалось так же резко как началось.

- Соберись, Ичиго. Сейчас тебе нельзя отвлекаться... Правда, сын, все знают прописную истину, что не стоит развлекаться перед боем.

- Ты?.. - Ичиго смутно догадывался, что его челюсть отвисла от шока. - Это не... я хочу сказать, не было ничего...

- А это что, была тайна? Даже не знаю, от кого можно было скрыть такие крики-

- Все! Хватит! - произнес он низким голосом и, оглянувшись по сторонам, с шипеньем добавил: - Просто заткнись уже!

Иссин фыркнул, и после пожал плечами.

- Хотя если учесть, что ты уже достаточно взрослый для того, чтобы спасти мир и умереть пару раз, значит ты достиг того возраста, чтобы решать когда тебе лучше заняться сексом.

- Боже, прекрати говорить об этом!

Ичиго нервно запустил руку в волосы, и постарался в расстройстве не выдрать клок из головы. Здорово. Классно. Именно этого прямо сейчас ему не хватало.

- Эй.

Он недовольно застонал.

- Ну, что еще?

- Мы почти пришли.

Моргнув, Ичиго посмотрел вперед, - Иссин был прав. В нескольких метрах от него туннель резко прерывался, и металлический шепот мечей заполнил тесное пространство. Быстро отыскав Иноуэ взглядом, он двинулся в ее сторону, вынимая занпакто из-за спины. Переглянувшись между собой, синигами приготовились к вторжению. Тогда один за другим они хлынули, исчезая в непроглядной ночи.

Орихиме собиралась шагнуть вперед, наружу, но Ичиго поймал ее за руку, задержав около себя.

- Найди где-нибудь безопасное место, хорошо?

На ее лице отразилось удивление, но все же она кивнула головой. Постояв еще мгновение, он повернулся и вылетел из ворот, стараясь не упускать ее из вида.

Со стороны портала невозможно было разглядеть, что было там впереди, но стоило преодолеть границу, и перед вами открывался новый мир. Он резко остановился, как и все остальные.

Территории родных земель Кумихо были бесконечны. Под его ногами мягко хрустнули сосновые иглы, когда его ступни утонули в изумрудно-зеленом мхе, который был настолько пушистый, что казался махровым ковром. Это был древний лес, по красочности напоминающий декорации к фильмам про волшебство или иллюстрации к сказкам. На расстоянии в ста метрах на окраине леса, виднелись каменные столбы, стоявшие так беспорядочно, что казались живыми великанами, блуждавшими по гладкой поверхности обсидиана. Озеро черного вулканического стекла тянулось насколько хватало глаз, и по раскрошенным обломкам по краям можно было сказать, что оно было очень старым. Он даже видел то место в горе, откуда схлынуло это озеро, но теперь там был черный застывший водопад.

Вся местность больше напоминала крепость, которая была когда-то здесь, потому что до сих пор некоторые стены и потолки были целы. Но вовсе не это вызвало интерес Ичиго.

На небе ничего нельзя было разглядеть, даже лунный свет не проникал сквозь ветви огромных, словно небоскребы деревьев, из которых состоял необычный лес. Но свет был, и он мягко лился, с маленьких белых цветков, которые гроздями свисали с выступов скал, ютились между корней деревьев. В кромешной тьме они пылали как светлячки, как крошечные звезды, освещая лес и все вокруг.

- Как странно, - напряженно промолвила Рукия, и подошла ближе к Ичиго, держа Соде-но-Сираюки в руке. - Где они?

И словно по команде, в стороне послышался зычный протяжный вопль, который мгновенно был подхвачен голосами со всех сторон. В тот же миг сумрачный лес ожил.

- Ну, я думаю, - ответил Кисуке, - что екай уже здесь.

Что-то темное закружило в воздухе над их головами, но они ничего не могли разглядеть в чернильной вышине.

У Ичиго даже не было времени на решение и, повинуясь чистому инстинкту, он вскинул меч, точно полосонув по телу крылатой змеи. Оно упало недалеко от Иноуэ, успев махнуть когтистым крылом прямо перед ее изумленным лицом. Другая часть тела и крыла рухнула дальше.

Ее испуганные глаза встретились с его, но, прежде чем слова успели сорваться с губ, явились демоны. Они нахлынули разом, толпой, возникая из теней деревьев и скал. Теперь у них не было выбора, как развернуться и вступить в бой. Нападавшие екай были так необычны, что среди них встречались как отвратительные так и невероятно красивые. Но, вне зависимости от их внешнего вида, все они были смертельно опасны. Они сражались отчаянно. И даже не пытаясь выстроить стратегию, просто шли напролом.

Шагнув вперед, Ичиго прикрыл Орихиме, оставляя ее между собой и Рукией, и ударил. Не задумываясь, он крошил противника одного за другим, врезаясь в самую гущу толпы. И когда его меч рассек живую плоть, он впервые испытал неприятное чувство. Он уже настолько привык к убийству Пустых, которые после смерти рассыпались в прах, что моментально почувствовал разницу. Эти враги были живы и с каждым хрустом кости и порванным сухожилием его передергивало от отвращения.

Стрела Квинси вспышкой пронзила темноту, поражая екай, и Ичиго заметил белый силуэт, который метнулся в ревущую толпу между Иккаку и Юмичикой. Отсюда он не видел Чада, но отчетливо слышал в стороне прерывистые команды его атак. Это противостояние скорее напоминало драку, чем сражение. В какой-то момент он отбивался от безумных ударов когтей, как вдруг его противника смело трупом другого ёкай, которого отшвырнул усмехающийся Кенпачи. У Ичиго сейчас не было времени отвлекаться на отвратительный восторг, что был отражен на лице у гиганта, но он был уверен, что безумный оскал еще не скоро померкнет в его воображении.

Новый екай был повержен легко, и он тут же шагнул к другому. Казалось, что им не было конца. Время от времени он замечал всполохи желтого света щитов Иноуэ. Но он даже не сомневался, что это были исцеляющие щиты, потому что ни одна тварь не могла проскочить мимо него. Где-то слева от себя он услышал крик Рукии но, обернувшись через плечо, внезапно почувствовал острую боль в боку. Он чертыхнулся, и, сбросив Зенгетцу на череп противника, разрезал его вдоль тяжелым весом оружия.

Именно в тот момент Ичиго увидел Ичимару. Он стоял у входа в разрушенную пещеру с небрежным видом, прислонившись спиной к колонне.

Усмешка Гина растянулась до предела, когда их взгляды пересеклись, и, неторопливо развернувшись, он прогулочным шагом направился в руины.

Ичиго стиснул зубы, в глазах потемнело, и угрожающее рычание непроизвольно вырвалось из его горла. Гнев закипел в нем, и воспоминания об окровавленной и бесчувственной Иноуэ только подстегивали его жажду мести. Ему даже не пришлось принимать решение - ноги сами вели его к Ичимару, пока он расчищал себе путь, кромсая врагов, о которых никогда уже не вспомнит.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
От автора перевода: Дорогие мои читатели, следующая глава возможно задержится из-за некоторых обстоятельств до конца этого месяца. Поэтому, пожалуйста, наберитесь терпения.
С любовью, aad.

@темы: фанфики и зарисовки, Ядовитые красные розы.

Комментарии
2014-01-09 в 13:07 

зая-изая
кстати, то, что мне нравятся люди, не значит, что нравишься ты.
- Соберись, Ичиго. Сейчас тебе нельзя отвлекаться... Правда, сын, все знают прописную истину, что не стоит развлекаться перед боем.
- Ты?.. - Ичиго смутно догадывался, что его челюсть отвисла от шока. - Это не... я хочу сказать, не было ничего...
- А это что, была тайна? Даже не знаю, от кого можно было скрыть такие крики-
- Все! Хватит! - произнес он низким голосом и, оглянувшись по сторонам, с шипеньем добавил: - Просто заткнись уже!
Иссин фыркнул, и после пожал плечами.
- Хотя если учесть, что ты уже достаточно взрослый для того, чтобы спасти мир и умереть пару раз, значит ты достиг того возраста, чтобы решать когда тебе лучше заняться сексом.
- Боже, прекрати говорить об этом!

Ишшин красавчик :lol: :lol: :lol:
я чуть не упал, когда прочел, шикарно же :hlop:

а вообще глава "легкая" в плане прочтения, я имею в виду, что событий не так много, как в предыдущих главах. или мне кажется
за перевод огромное спасибо, хорошая работа)
правда, одна фраза глаза режет:
Его отец не отвечал в течение долгой секунды.
долгой секунды? может "в течение доли секунды"? .____.

ну и да, если я сейчас буду пускать слюни на всех, то у меня сил не хватит от ноута отойти =D

2014-01-09 в 15:28 

Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
зая-изая,

Ну, это не ко мне, это к автору! :)))

Ага! Сама удивилась, что такая малипуська, всего то 7 стр. Те то главы были по 12.
А вот здесь спасибо! :)))

А с секундой здесь такая петрушка. Вообще-то Иссин быстро ответил, но для Ича эта секунда показалась вечностью. Поэтому "долгая секунда".

2014-01-09 в 15:33 

зая-изая
кстати, то, что мне нравятся люди, не значит, что нравишься ты.
aad02, ок, буду знать, к кому обращаться, если что :-D
хехе, я приноровился к тексту) чувствую, что не добираю в объеме)
какая-то большая разница получилась Оо
да всегда пожалуйста)
мм, вот оно что. ясно, спасибо за пояснение :shuffle2:

2014-01-09 в 16:55 

Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
зая-изая,

:)))) Я не виновата, это автор так разбила. :)) Но радует, что текст увлекает. :)

2014-01-09 в 19:21 

Sternritter
Голова до прелести пуста, оттого что сердце — слишком полно! (М. Цветаева)
aad02, спасибо, что переводите! так нравится сюжет, что даже как-то переживательно :)

2014-01-09 в 19:56 

Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
Sternritter,

Спасибо за отзыв! :) Дык я и взялась за него потому что сюжет уж больно переживательный. :)))

   

Джеткейп и Вега Хайвелл

главная