Не за что биться, Нечем делиться, Все об одном. Стоит ли злиться, Там за окном Птица я, птица...
ссылка: www.fanfiction.net/s/6481329/1/Tainting-the-Ros...
Автор: Child of the Ashes
Разрешение на перевод: Есть.
Перевод: aad02
Бета: Тётушка Тэ до 10-й главы. Ловец до 17-й главы. Мое новое имя (так зовут бету).
Пара: Dark Ичиго/Орихиме/Ичиго.
Рейтинг: NC-17
Жанр: Гет, романтика, драма, ангст, юмор.
Размер: Макси.
Статус: в процессе.
Предупреждение: Нецензурная лексика, ОЖП, ОМП, насилие. ООС на всякий случай.
Саммари: Ичиго знал, что порой ему бывало трудно постичь суть некоторых вещей. Он всегда учился на собственном горьком опыте. Но сейчас ему нельзя совершить ошибку. Его Пустой затеял опасную игру, вовлекая в нее и Иноуэ.
От переводчика: Посвящаю этот перевод всем поклонникам Ичи/Хим, и Ловцу за поддержку.
Надеюсь вам понравится.







Орихиме юркнула за дерево и, съежившись, прикрыла голову руками, когда сильным ударом снесло его макушку. Она никогда не видела подобного боя. Не было никаких правил и тактики, а было только две силы, которые хотели разгромить друг друга всеми доступными способами. Это было... непредсказуемо, отчаянно и страшно.

С гулко бьющимся сердцем она стряхнула опилки с волос и, осторожно оглянувшись по сторонам, вновь поднялась на непослушные ноги. Ей невероятно повезло увидеть Ичиго в тот самый момент, когда он повернулся и исчез. Все произошло быстро без предупреждения. Еще секунду назад он стоял там, а сейчас его уже нет. Но она успела заметить темную вспышку в его глазах и его плавные, почти хищные движения.

Пустой так долго находился на поверхности сознания Ичиго, что она перестала замечать его. Но сейчас это было так явно. Или Пустому стало плевать, что его раскроют, или он был в таком бешенстве, что совсем потерял контроль.

Урахара-сан был прав...

Здесь нечему удивляться. Он почти никогда не ошибался, но от этого ей было не легче. Глубоко в душе она питала маленькую надежду, что сейчас, пусть хоть в единственный раз, он окажется неправ. Но теперь, когда надежда пропала, все ее иллюзии канули в бездну.

Теперь все закончится плохо.

Через пятнадцать метров лес заканчивался, и следом за ним виднелась каменная гряда за которой исчез Ичиго. Ей надо быстро добраться туда, но так, чтобы ее не заметил враг. Сейчас ей меньше всего хотелось один на один встречаться с ними. Она была уверена, что не сможет ранить или убить существо, которое технически было живым.

Осторожно огибая поле сражения, Орихиме передвигалась так быстро как могла, уклоняясь от шальных атак своих сторонников и врагов. Ей потребовалось какое-то время, чтобы выйти на окраину леса.

Набрав полные легкие воздуха и прошептав пылкую молитву, она, не оглядываясь, ринулась вперед. Всего через несколько секунд она уже была за ближайшим столбом и, прижавшись к нему спиной, соскользнула вниз. Вроде пронесло. Немного расслабившись, Орихиме перевела дух, уговаривая обезумевшее сердце остановиться. У нее все получится, она сможет добраться до Ичиго и выполнить свою задачу.

Лязгающие звуки мечей и пронзительных воплей постепенно смолкали, рассеиваясь в тишине руин, по которым она бежала вслед за тяжелыми рывками реяцу Ичиго.

Те же маленькие яркие цветы из леса гнездились здесь в глубоких щелях каменных стен и столбов. И виноградные лозы, цепляясь за каменные стены, вились, устилая стеклянный пол. Вся эта зелень и цветы немного оживляли мрачное место. Свечение от цветов было слабым, но его хватало для того чтобы видеть свой путь. Всего на миг ей даже стало интересно, как эти чудесные цветки будут вести себя, если она возьмет с собой маленький кустик. Смогут ли они выжить, или все же увянут вдали от атмосферы волшебного леса.

Орихиме ощущала себя одиноким призраком, блуждающим по таинственным проходам мрачных, древних коридоров подземелья. Проходя мимо очередного особо темного участка, она почувствовала нервный озноб между лопатками. Ей показалось, что вот-вот кто-то выскользнет из тени и воткнет ей в спину нож. Нервно вздрогнув, она пошла быстрее. «Когда он успел уйти так далеко?»

Орихиме думала, что прошла несколько километров, прежде чем вновь смогла услышать металлический звон стали, разносившийся эхом вокруг.

Уже через несколько шагов перед ней показался арочный вход в комнату с полуразрушенным потолком.

Нашла. Надеясь, что ее не заметили, она быстро нырнула обратно в тень и, прикрыв ладонью рот, задушила резкий вздох. Оба соперника были ранены. Ичиго в форме банкая пристально наблюдал за Гином, который стоял в противоположном конце комнаты со своей странной улыбкой на губах.

Заметив кровь на шихакушо Ичиго, руки Орихиме невольно дернулись, чтобы вызвать щит, но она не двигалась.

Она не хотела выдавать себя.

Они о чем-то говорили. Орихиме не могла расслышать слов, - звуки, отражаясь от стен большой комнаты, создавали странную какофонию из лязга мечей и голосов. Но независимо от темы, характер беседы не трудно было понять по тяжелым вспышкам их ауры, от которых щебень поднимался с земли, крошась прямо перед ее глазами. Заранее зная, что ей не хватит сил, Орихиме вцепилась руками в стену, чтобы устоять на ногах.

Вдруг кто-то сзади поймал ее.

Орихиме вскрикнула от неожиданности, но чужая рука быстро зажала ей рот, и ее крик превратился в невнятное мычание. Отчаянно дергаясь, она попыталась освободиться, пока вкрадчивый шепот не остановил ее.

Она покорно застыла на месте, и рука оставила ее рот.

- Рангику?

Высокая женщина кивнула и, осторожно выглянув из-за плеча Орихиме, чуть слышным голосом произнесла:

- Что здесь происходит?

- Я не знаю. Они дерутся и о чем-то говорят. Я не могу ничего расслышать. А ты?

Рангику уставилась на мужчин в комнате и раздраженно фыркнула.

- Если бы они хоть на секунду остановились, я бы смогла немного прочитать...

Ее глаза сощурились и Орихиме замерла.

- Ты умеешь читать по губам?

- Конечно, это же важный социальный навык, - ответила Мацумото в своей обычной беззаботной манере, но Орихиме понимала, что у нее это вырвалась машинально.

- О чем они говорят?

- Трудно понять. Ичиго задал Гину вопрос, а тот пытается уйти от ответа. Кто бы сомневался...

- Рангику?

Не отвечая, женщина активно замахала рукой, чтобы Орихиме помолчала. Девушка задержала дыхание, пока не поняла, что не может больше терпеть и готова разревется от отчаяния.

- Рангику, о чем они говорят?

- Он... - удивленно вздохнув, она запнулась и покачала головой. - Прости... Пожалуйста, останься здесь, Орихиме.

Она недоуменно моргнула.

- Ч-что? Подожди!..

Рангику выпрямилась, решительно выйдя вперед. Ичимару вздрогнул и, оттолкнув от себя Ичиго, отступил назад. Но как только она появилась в поле их зрения, глаза Гина ни на секунду не оставляли ее. Или, по крайней мере, так казалось Орихиме. Иногда было действительно трудно сказать, куда именно он смотрел.

Стоя к Гину лицом, Рангику что-то сказала Ичиго, и Орихиме впервые в жизни захотелось выругаться, так как ей снова не удалось расслышать ни слова. Она недовольно застонала, видя, как поколебавшись с секунду, Ичиго что-то ответил и, развернувшись, вылетел в разрушенный проем за спиной. Вздохнув, Орихиме прикрыла глаза. Он всегда исчезал так легко и непринужденно, тогда как ей приходилось преодолевать все ползком, осторожно и, как правило, очень медленно.

Собравшись, она снова глубоко вздохнула и, выскользнув из тени, заковыляла по щебню вперед. По крайней мере, казалось, что Ичиго немного успокоился. Она даже боялась представить, что бы произошло, если бы Пустой решил показаться полностью. Это было бы ужасно.

Рангику стояла в другом конце зала в оборонительной позиции, хотя Гин даже не двигался. И теперь, как назло, когда ей не хотелось слышать интимный разговор, она слышала.

Орихиме пыталась не прислушиваться, но значение некоторых фраз были настолько невероятны, что их беседа увлекла ее. Для нее все казалось таким загадочным. Большую часть смысла ей так и не удалось уловить. Что-то о его душе... Следующие слова Рангику произнесла слишком тихо, но можно было понять, что это был вопрос, в ответ на который он засмеялся.

Оказавшись почти рядом с дырой в стене, Орихиме приостановилась, слыша, что голоса стали намного четче.

- Только не говори мне, что тебе не было интересно, где я был все это время, - он склонил голову набок, его красные глаза озорно блеснули из-под опущенных ресниц. – Я делал то, что считал нужным.

- Тогда ты был с Айзеном и не хотел видеть меня. Но на этот раз я жду от тебя прямого ответа.

Орихиме уловила напряжение в возбужденном тоне женщины, казалось даже, что она в ярости. Ей нельзя было слушать их разговор. Выход был совсем рядом - достаточно сделать один рывок...

- Я же сказал, что так было надо. Тогда. Неужели ты думаешь, что мальчишка с улицы способен просто поднять меч и убить третье место? Давай, Ран, ты же умная женщина.

- Это... не правда. Я бы обязательно поняла и простила, - ее голос сорвался, но, собравшись, она более уверенно продолжила. - Ты сказал... что уже давно продал свою душу.

Орихиме вздохнула от изумления, наполнив огромную комнату гулким эхом, и быстро скрылась в груде развалин.

Гин шумно выдохнул.

- Не прячься, я знаю, что ты там. Лучше выходи и отправляйся за ним.

С ярко красным лицом Орихиме поднялась и неспешно вышла из своего укрытия. Он нетерпеливо махнул рукой в сторону проема, где исчез Ичиго. Рангику даже не обернулась, продолжая смотреть на Ичимару, пока Орихиме решала, как поступить. Она уже хотела спросить нужна ли помощь, но прикусила язык, догадываясь каким будет ответ.

Взглянув на пару в последний раз, Орихиме развернулась и снова отправилась на поиски Ичиго.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Ичиго мчался по развалинам разрушенных залов, перепрыгивая через острые хребты огромных каменных осколков.

Если ему повезет найти парня с фиолетовыми волосами, то все будет закончено. Именно на этом он пытался сосредоточиться, пока бежал.

Гин не был человеком, которому можно доверять, но, как ни странно, сейчас Ичиго был уверен, что он говорил правду. Вспомнив их разговор, он снова потерял концентрацию. Тогда он готов был убить экс-капитана и покончить с этим человеком раз и навсегда, независимо как.

Но сейчас?

Он почти чувствовал жалость к нему. Продать свою душу за несбыточную мечту, за шанс оправдаться назло Айзену. Это было настолько отчаянно. Невольно Ичиго стало интересно, что же произошло между ними.

Наверно он зря оставил Рангику с ним наедине. Особенно после того, как она упомянула об ее старой дружбе с Гином. Она говорила так уверенно, что Ичиго забеспокоился. Но у него не было выбора. Ичимару ясно дал понять, что ритуал уже начался, и если Ичиго не поспешит, то им придется иметь дело с Богом.

Неожиданно Ичиго почувствовал движение в воздухе, и его разум моментально прояснился. Сила странной энергии, которой было пропитано все пространство, напоминала ему духовное давление, но что-то в нем было не так. Оно было плотным, как жидкость, и эта масса, тяжело вращаясь, двигалась вперед, к незримому источнику притяжения. Но он не собирался останавливаться. Ему было все равно, что волосы на его шее встали дыбом и все инстинкты уговаривали его развернуться и бежать в другую сторону. Он обещал.

Он обещал Орихиме защитить Юри, прекрасно понимая, что не может ничего гарантировать. Но тогда в ее глазах было столько слез и боли, что он готов был сделать что угодно, лишь бы только успокоить ее.

Скрипя зубами, он попытался последовать совету отца и выкинуть все мысли об Орихиме из головы. Ему было очень трудно одновременно думать о ней и об убийстве Тусана. Эти мысли были несовместимы. Но его мозг автоматически восстал, снова и снова выбирая нежный образ Орихиме вместо предстоящего сражения. Это было опасно.

Ичиго машинально сжал рукоять Зангетсу, видя, как странный оранжевый свет постепенно рассеял тьму, и перед ним появилась тропа. Яркая вспышка ударила ему в лицо, и, подняв свободную руку, он прикрыл глаза, щурясь от ослепительного сияния. Но как только все слегка прояснилось, его глаза, несмотря на острую боль, распахнулись от шока.

Одинокая человеческая фигура стояла около большой каменной плиты с протянутой рукой, и что-то шептала на незнакомом для Ичиго языке. Вокруг нее, образуя своеобразный шестигранник, стояли демоны, торжественно напевая какие-то псалмы. Они говорили, и каждое слово, что срывалось с их губ, приобретало очертания, взмывало легкой струйкой ввысь, кружась, словно листья на ветру. Те слова пылали как звезды и, ярко освещая комнату, плавно стекались к центральной фигуре.

Ичиго прищурился.

Видимо это и есть Тусан. Он должен быть главным.

Посередине каменной плиты лежала Юри. Листы бумаги, испещренные сутрами, покрывали полностью ее тело: какие-то были приклеены прямо к ней, другие держались на веревках вокруг нее. Ее глаза были плотно закрыты, и казалось, что она была без сознания, но ее покрасневшие запястья с маленькими каплями свежей крови, указывали на то, что она все еще пыталась освободиться. Это было отвратительно.

Как вообще можно так издеваться над родным человеком? Эта мысль всегда приводила Ичиго в бешенство. К тому же сейчас, в этом странном освещении, Юри отдаленно напоминала ему Юзу. Этого оказалось достаточно, чтобы он вышел из себя. Схватив Зангетсу обеими руками, Ичиго с криком выбросил волну энергии, от которой затряслись стены руин.

Волна врезалась в потолок над их головами, предупреждая, что следующая попадет точно в цель. Певцы рассеялись, даже не пытаясь оказать сопротивления, и он отпустил их, концентрируясь на единственном человеке перед собой.

Очутившись в двух шагах от противника, Ичиго выругался, понимая, что тот даже не сдвинулся с места, словно предлагая ударить в спину. В последнюю секунду Ичиго остановился, чтобы отступить и ударить слева, когда внезапно перед ним вспыхнул образ с кровавыми глазами и рядом острых белых клыков, торчащих из полной слюны пасти.

Лишь в последний момент Ичиго успел отдернуть голову, спасаясь от челюсти, клацнувшей прямо перед его лицом. Он споткнулся, не веря своим глазам. Тусан исчез и вместо него появился монстр. В следующий миг ему в грудь вонзились когти, обжигающе разрывая плоть. От острой боли у него на миг потемнело в глазах.

«Дерьмо».

«Дерьмо».


Сейчас ему лучше отступить. Он даже не успел принять решение, как его тело машинально исчезло в мгновенной вспышке. Заскользив ногами по земле, он попытался остановиться и, выбросив руку в сторону, еле удержал равновесие.

Сосредоточившись, он решил внимательней рассмотреть существо.

Длинный мех покрывал его кожу, лицо теперь стало клыкастой собачьей мордой, с его длинных острых когтей сочилась его кровь. Это был ёкай, но если бы Ичиго присмотрелся, то смутно смог разглядеть человеческий силуэт с темно-фиолетовыми волосами.

Что за чертовщина случилась с ним? Неужели это истинный облик Бога? Ичиго даже не мог представить человека, который захотел бы так выглядеть после превращения. Но чем дольше он наблюдал за ним, тем больше ему казалось, что чудовище вновь стало обретать человеческие черты. Прежними остались лишь колючие кроваво-красные глаза. Заметив, что существо не собирается нападать, Ичиго выпрямился, встав в полный рост.

- Похоже, твои помощники сбежали.

- Они уже выполнили свою задачу.

Ичиго подозрительно прищурился.

Все в этом человеке ему казалось крайне неприятным. Он так легко отрекся от своих товарищей, когда они стали бесполезны.

- Ты Тусан?

- Я лорд Тусан.

Ичиго даже не потрудился прислушаться к его словам и продолжал внимательно следить за каждым его движением, игнорируя боль от раны в груди.

- Это ты похитил Юри? И купил душу Ичимару?

Лорд махнул рукой в сторону каменного стола, на котором лежала девочка.

- Ну, как видишь.

- Я хочу дать тебе шанс решить все мирным путем. Освободи пленников и прекрати ритуал.

Слабая улыбка впервые исказила губы человека.

- Боюсь, мне придется отказать.

Ичиго раздраженно стиснул рукоять меча. Но он должен был попытаться. Он свято верил, что когда-нибудь, в один прекрасный день, его уговоры обязательно сработают.

Куросаки вспыхнул, и отправил серп темной реяцу в противника, стараясь не зацепить стол с девочкой. Но как только он поднял меч для следующей атаки, понял, что враг исчез. Ичиго резко замер и насторожился.

Он нахмурился.

- Значит, ты, пришел остановить меня? – откуда-то сзади него раздался спокойный голос.

Выругавшись, Ичиго развернулся, разочарованно понимая, что даже с его банкаем не мог отследить человека.

- Разве не понятно? - на одном дыхании ответил он.

И снова Тусан даже не попытался сдвинуться с места. Ичиго начал терять терпение. Со слабой надеждой, что человек останется на месте, он рванул вперед. Но, конечно, тот исчез. И быстрее, чем Ичиго смог заметить, он выхватил собственный меч из ножен и, парируя удар, двинул рукояткой в живот Ичиго.

Надрывно кашляя, Ичиго отпрянул назад. Какого черта? Человек по силе напоминал гремучую смесь между Кенпачи и Бьякуей, и этот уровень тревожил его.

- Может это и так, но ты противоречишь собственным словам. Ты сказал, что хочешь остановить меня. Тогда самым легким и надежным способом будет убить девочку. Без нее я не смогу завершить ритуал. Но я вижу, что ты боишься задеть ее. Зачем тебе это? Неужели она что-то значит для тебя?

Сплевывая кровь, Ичиго смерил его презрительным взглядом, и вытер рот свободной рукой.

- Ты вообще о чем?

- Вы люди настолько предсказуемы.

- А вы, злобные отморозки, любите только чесать языки.

С последним словом Ичиго напал, вкладывая всю скорость в мощный удар... и снова мимо. Моргнув, он оглянулся по сторонам, и торопливо отскочил в сторону, ища противника. Там. Ичиго остановился, готовясь к новой атаке. Да что с этим ублюдком? Он только что был там, а теперь снова пропал. Ичиго даже не успевал моргнуть, настолько тот был быстр.

- Я на твоем месте прислушался бы к моему совету. В конце концов, это твоя единственная надежда. За моей спиной тысячелетний опыт, ребенок. И у тебя нет ни единого шанса на победу. В итоге ты умрешь. Но если ты не хочешь прекратить ритуал, тогда зачем ты здесь?

Неужели он подталкивал Ичиго убить девочку? Насколько он был болен?

- Хватит спрашивать одно и то же.

- Но все же тебе придется ответить.

Нахмурившись, Ичиго засомневался, продолжая сверлить противника взглядом.

- Я дал обещание, и собираюсь сдержать его.

Глаза Тусана погасли, приобретая более легкий оттенок.

- Наконец-то честный ответ. - Он опустил оружие, устремив на Ичиго внимательный взгляд. - Ты считаешь меня злодеем, ведь так? Да, я готов пожертвовать всем ради власти, но разве я чем-то отличаюсь от тебя? Ты пахнешь человеком, но имеешь силу синигами. То, чем ты владеешь, является неестественным, но ты хотел это получить любым способом. Добиться силы любой ценой - это единственный выход для тех, у кого есть, что защитить.

Ичиго услышал, как его зубы заскрежетали во рту, но как бы он не пытался смолчать, слова сами собой сорвались с его губ.

- Ты считаешь меня настолько отсталым? Не путай свою дерьмовую власть с реальной силой. Ты никого не хочешь защитить кроме себя.

- Несчастный щенок... Ты слишком глубоко погряз в собственных глупых убеждениях, – даже не сдвинувшись с места, он занял атакующую позицию. - Ну, мне придется показать тебе разницу.

В следующую секунду он уже был рядом. У Ичиго не было даже возможности отступить, когда перед его глазами блеснуло острие меча. Ичиго вскинул Зангетсу.

...но было слишком поздно.

Он не успевал блокировать атаку.

Яркий золотой щит внезапно возник перед ним и, не успев сформироваться полностью, отклонил удар. Лезвие, чиркнув по поверхности, отскочило от стекла. Голова Тусана резко дернулась в сторону, в ту же, что и взгляд Ичиго.

Там, в проеме двери стояла Орихиме, растрепанная, запыхавшаяся, но уверенная. Однако для Ичиго было важно лишь одно. Она была цела. При виде ее его сердце отчаянно заколотилось, пытаясь выпрыгнуть из груди. Их глаза встретилась, и в течение долгой секунды они тонули друг в друге, пока ее взгляд медленно не скользнул к другому человеку, вновь возвращая их в действительность.

Видя, как Тусан сделал шаг в ее сторону, восторг Ичиго моментально испарился, уступая место острому страху. Накрыв его щитом, она оставалась без защиты. Тусан сделал еще один шаг... и этого шага было достаточно. Ичиго так до конца и не понял, что сейчас двигало им, гнев или страх. Что бы это ни было, он тут же взвился с места, вскинув руку перед лицом, вызывая маску. Но оказалось, что она уже была там.

Широко взмахнув мечем, он вынудил Тусана отпрянуть назад. Тогда развернувшись, он встал перед Иноуэ, и из его горла донеслось злобное рычание. Щит вернулся к его хозяйке.

Слыша ее неровное дыхание за спиной, он боролся с желанием обернуться назад. Зачем она пришла сюда? Одна! О чем, черт возьми, она думала?

Ичиго охватил такой отчаянный гнев, что он не сразу смог понять его причину. То ли он злился на то, что она пришла, то ли его взбесило нападение этого чудовища на нее. Он чувствовал, как его глаза вспыхнули под маской, и острые когти впились в ладонь, стоило ему сильнее сжать кулаки.

- Ты, вероятно, Иноуэ Орихиме? Юри немного нам рассказала о тебе, когда мы ее допрашивали.

Орихиме изумленно вздохнула, а Ичиго яростно вспыхнул. Подпрыгнув, он ринулся вперед, оттесняя противника от Орихиме. Лишь после того, как увел врага дальше, он перестал сдерживаться.

Оставшись в стороне, Орихиме наблюдала за борьбой, то сжимая, то разжимая кулаки. Она снова не знала, как ему помочь. Чувствуя себя бесполезной, она видела, как Ичиго боролся за контроль. Неимоверной силой воли, он пытался подавить демона в себе, вернуть его назад, но тот не собирался сдаваться. Его реяцу дико колебалась, то повышаясь, то падая, мерцая, словно лопасти вертолета.

Она неосознанно шагнула вперед, когда Тусан разорвал когтями плечо Ичиго, но он не сдавался, балансируя на грани между Пустым и синигами.

- Ори...химе.

Обернувшись на голос, она увидела девочку на столе. Как она могла забыть о ней?

Красный свет блеснул под едва приоткрытыми веками, когда Орихиме приблизилась к ней.

- Юри!

Орихиме замерла, блуждая изумленным взглядом по веревкам с листками бумаги, которые почти скрывали девочку под собой.

- Пож... пожалуйста... сними их.

Юри слабо хрипела, с трудом пытаясь произнести слова, и Орихиме торопливо протянула руку к первому листу, готовясь к чему-то необычному. Но ничего не произошло, ярлык отклеился так же легко, как этикетка с одежды. Она недоуменно моргнула. Снизу, до нее донесся неприятный звук, отдаленно напоминающий хихиканье.

- Они только для меня. Для тебя они безопасны, глупенькая.

- О! - Она подняла листок. - О!

Орихиме начала быстро отрывать наклейку за наклейкой, отбрасывая их в сторону. Но их было несколько сотен. Однако девушка не сдавалась, и когда она поспешно сорвала часть из них, то заметила, что девочка начала дышать свободней. Надо снять остальные…

- Орихиме!

Вздрогнув, она вскинула голову, чтобы узнать, что случилось; но оглянувшись назад, увидела огромный взрыв бледно зеленой энергии, который, возрастая, стремительно приближался к ним, поглощая землю на своем пути.

Как бы в замедленной съемке она оценила всю силу удара и, не забывая о беспомощной девочке на столе, поняла, что им не спастись. Словно по собственно воле ее тело развернулось и, выставив руку вперед, она вызвала щит. Даже не дожидаясь появления щита, она упала на пленницу, прикрывая ее собой, и приготовилась к боли.

Отклоняющий щит накрыл их, однако мощность атаки была невероятна.

Орихиме съежилась, но ничего не случилось.

Подняв голову, она медленно посмотрела через плечо.

Сзади нее стоял Ичиго и, блокируя взрыв Зангетсу, он собственной реяцу пытался отклонить удар. Энергия разбивалась об него лучами ослепительного света, расходясь в разные стороны, словно от богини Авроры. Полы его длинного шихакушо взметнулись вверх, трепеща в потоках силы, когда он согнулся вперед, чтобы отбросить волну в обратном направлении. Его ступни медленно скользили по каменному полу назад, и в тот момент она могла сказать, что сила волны уменьшилась почти в два раза.

Облегченно выдохнув, Орихиме открыла рот, чтобы произнести благодарность, но остановилась, когда теплые капли брызнули на ее руки. Моргнув, ее взгляд запнулся об острие клинка, что торчало из спины Ичиго.

«Кровь?..»

Его маска рассыпалась, и он упал, выронив меч из руки.

- Ичиго!

Она не знала, как оказалась возле него. Она вспомнила только потом, что он кричал ей не приближаться, и что Тусан стоял над ним. Но в ту секунду ее ничто не интересовало, кроме Ичиго.

В последний момент поймав его голову, она положила ее на колени, чувствуя, как он лихорадочно дрожит от смертельной раны. Это была ее вина. Она должна была быть внимательней. Она должна была знать заранее… блеснув красным светом, где-то сбоку мелькнуло лезвие меча, но она не обращала на него внимания. Тихо вызвав целебный щит, она поместила его над Ичиго.

Еще какое-то время его глаза медленно блуждали по ее лицу, пока потускнев, не закрылись. Осторожно убрав волосы с его лба, она изо всех сил сдерживала рыдания. Орихиме невольно задохнулась, услышав голос Тусана, и резко повернувшись, увидела меч над горлом Юри.

- А теперь, дорогая моя младшая сестра, кровь крови моей, плоть плоти моей, сейчас мы с тобой станем Богом.

Лезвие опустилось вниз, и мир захлебнулся в темно-красной волне.


@темы: фанфики и зарисовки, Ядовитые красные розы.